Новый пост
Свободная
история

Владимир Короленко

Много мрака и гибели, но свет так же реален, как мрак, а жизнь реальна не менее смерти.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Письма с фронта: «Мучаются здесь ужасно. Стоим, несмотря на морозы, в бараках, в грязи, тело близко к телу, и повернуться негде. Нашу роту называют дисциплинарным батальоном. Розги, пощечины, пинки, брань — обыденная вещь. Нечто страшное творится. Солдаты записываются в маршевые роты на позиции, лишь бы отсюда... Вот как мучаются, и сидеть дома нельзя. Надо быть здесь».

Председателем Государственного совета назначен Щегловитов, ренегат, как и Протопопов, только много его умнее. Я его знал лично по Нижнему. Фигура интересная, умница, начинал товарищем прокурора в Нижнем, и мы оба встретились на «мужицких делах» в Горбатове. Я — молодой еще, начинающий карьеру писатель, он — молодой товарищ прокурора. Между нами установилась симпатия: мне пришлось отметить идиотские глупости председателя и прекрасные речи обвинителя, нередко переходящие в защиту. Читать далее

«Президентом Совета министров» Трепов был 45 дней. Все это отзывается временами Павла, и всюду раздаются предположения о возможности дворцового переворота.

Мораль нашей политической минуты:

Министром можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан.

Иначе — яркое, поучительное крушение… И прежде всего — крушение моральное.

«Русская Воля» получила извещение, что Главный начальник Петроградского военного округа приказал подвергнуть газету предварительной цензуре в полном объеме с сего числа.

Я не террорист, но я делаю перевод этого ощущения на чувства других людей другого образа мыслей: активных революционеров террористического плана и пассивно сочувствующих элементов общества. И я ощущаю, что оба элемента в общественной психологии нарастают, неся с собой зародыши недалекого будущего. И когда я подумаю о жалком, ничтожном человеке, который берет на себя задачу бороться со стихией, да еще при нынешних обстоятельствах, мне становится как-то презрительно, жалко и страшно. Казалось, террор совсем умер после того, как он загрязнен руками черносотенцев. Но теперь переполнена какая-то мера, над Распутиным совершен настоящий террористический акт со стороны совершенно неожиданной, и, конечно, это предостережение тем, кто отдался во власть темного проходимца.

На базарах, на улицах идут серьезные угрюмые толки о мире. Деревенский мужик покупает газеты.

— Грамотен?

— Ни, та найду грамотних. А що пышуть про мыр?

Я в нескольких словах говорю о предложениях немцев, о вмешательстве президента Вильсона и Швейцарии. Он жадно ловит каждое слово и потом, подавая заскорузлыми руками 5-ти копеечную бумажку, бережно прячет газету за пазуху. В деревне пойдет серьезный разговор. Очень сложная история — мнение народа.

Интересно: заголовок в газете «Об убийстве Григория Распутина». Но в тексте, подчиняясь, очевидно, цензурному запрещению, нигде фамилия не названа. Вместо Распутина стоит «лицо». «Лицо» ушло из дому тогда-то. Лицо после этого не возвращалось и т.д.

Протопопов выступил в газетах с оправданием, чрезвычайно слабым и неудачным вообще, но сверкающим новым неожиданным заявлением. Разговор в Стокгольме, вызвавший так много толков, Протопопова с германским дипломатом, по его словам, происходил «с ведома и по совету» нашего после в Швеции Неклюдова. Перед этой новостью бледнеют многие другие неожиданности. Читать далее

Резолюция, принятая съездом Союза городов:

«Государственная Дума раздвинула завесу, скрывавшую от глаз страны постыдные тайны, которые охраняются режимом, губящим и позорящим Россию. Выход из настоящего положения, ведущего Россию к несомненной катастрофе, один — реорганизация власти, создание ответственного министерства. Организованная страна должна поддержать Государственную Думу в ее борьбе за спасение России».

Газеты приносят известия из Москвы. Несмотря на запрещение съездов, земского и городского, делегаты все-таки приехали. Земский съезд был открыт и, несмотря на запрещение полицмейстера, принял резолюцию.

В газетах продолжают говорить об историиВ декабре 1916 супруга князя Васильчикова, члена Государственного совета — Софья Николаевна написала Александре Федоровне письмо, в котором разоблачала Распутина и лично императрицу: «Своим вмешательством в политические дела России ведет царствующую династию к неминуемой гибели». Это письмо Государь расценил как оскорбление своей супруги. В результате княгиню Васильчикову выслали из Петрограда в имение Выбити, а за ней добровольно последовал и супруг, предварительно сложивший с себя звание члена Государственного совета. Васильчиковой. Ей выражают сочувствие: члены Государственного Совета сделали визиты перед ее отъездом. Теперь среди великосветских дам движение сочувствия. Собирая подписи под письмом к царю аналогичного содержания. К царю в ставке обратился бывший министр народного просвещения Кауфман-Туркестанский, сказавший ту же правду о «темных силах», т.е. Распутине, и тоже попал в опалу. Васильчикова — ультраконсервативного направления. Значит, теперь в движении «консерватизм». За темные силы, т.е. за Распутина и за его покровителей, только черносотенство.

Сенсационные разоблачения положения официальной российской церкви сделаны в заседании Госдумы. Похоже на бульварный роман. Читать далее

Отвечал на письмо ЛазаревскогоБорис Лазаревский — писатель-беллетрист, журналист, юрист и прокурор.. Бедняга рвет и мечет. Почерк, вероятно от нервности, совсем неразборчив. Пишет о «новой газете», о том, что в нее пошел Андреев. «Разве им не ясно, что жалования в 40 тысяч — это подкуп. Амфитеатров за деньги готов на все, но Андреев… ». Это действительно характерно и похоже на подкуп литературы: отказаться потом от приличного оклада — трудно.

Мир представляется мне таким же, как и в молодости, то есть смесью мрака и тьмы, добра и зла. И нужна сила, чтобы пробираться сквозь это разнообразие к тому, что считаешь светом. У меня ее может не хватить, но у мира хватает.

В стокгольмских газетах напечатано официальное выступление Германии с предложением мира. Перепечатано во всех русских газетах. Резкий поворот в настроении консервативных слоев общества. Государственный совет огромным большинством вынес резолюцию в смысле думского блока и даже — к той же резолюции присоединился дворянский съезд… Нечего и говорить о земствах, съездах, кооперациях, общественных учреждениях. Вся страна концентрируется вокруг оппозиции. Правительство изолировано. Сознание страны скристаллизовалось. Речь идет не об одном правительстве. Непопулярность царя поразительна.

Дорогой Алексей Максимович.

Простите, что так долго не отвечал на Ваше письмо, которое получил еще 9 ноября. Я теперь часто бываю неаккуратен и в работе, и в переписке. То, что Вы пишете о протопоповских делах и деяниях, с тех пор получило и развитие, и подтверждение. Я встречался с ним, и раза два-три мы виделись у меня и у него. Мне тогда он казался «приличным» человеком, несколько тускловатым, значительно бледнее брата. Но все же приличным настолько, что теперь, несмотря на возмущение теперешним, мне прежнего Протопопова жаль. Не выдержал человек верховной ласки, все забыл и от всего отказался, что делало его прежде приличным. И теперь его положение ужасно. Куда ему, бедняге, вернуться? Но он, кажется, этого еще не сознает… Читать далее

Очень «деликатное» теперь положение сотрудников «Русской воли». Если Протопопов уйдет из министров, то, чего доброго, захочет вернуться в газету, чтобы руководить в ней общественным мнением. Это будет картина.

Румыны эвакуировали Бухарест, который занят немцами… Город не бомбардировали. ПлоэштыГород в Румынии. взяты раньше. Поток беженцев из Бухареста, по телеграммам русских газет, устилает дороги трупами, в том числе замерзших детей. Беженцы румыны стремятся, конечно, в Россию. Говорят, до 40 тысяч уже направляются в Полтавскую губернию. Вот пока «выгода» России от выступления, в которое втянута несчастная страна.

— Что это! Глупость или измена, — спрашивал Милюков в заседании Государственной Думы,— что к выступлению Румынии, срок которого был точно известен, не двинуты вспомогательные войска? Читать далее

В Полтаве тревожный слух. Слышались выстрелы. Около вокзала. Будто проезжие запасные громили лавки. В городе стали закрывать магазины (и зачем-то, будто бы по распоряжению полицмейстера, гасить электричество).

Воздух насыщен тревогой.

Возраст: 63
Живет в: Полтава, Мало-Садовая ул., 1
профессия: писатель, журналист

в этот день::

-10
В Петрограде
-13
В Москве
Индексы
22
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
24.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)