Новый пост
Свободная
история

Николай Бердяев

Путь свободы — суровый путь и трудный. Легкий путь — путь рабства.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

В час кончины русского царизма его окружали Григорий Распутин, сухомлиновы, штюрмеры, протопоповы, воейковы, манусевичи-мануйловы и т. п. двоящиеся и двусмысленные образы. Старая русская монархия утонула в мути, во лжи, в предательстве и в провокации. Она не столько была свергнута, сколько сама разложилась и пала.

Задача Свободной церкви в свободном русском государстве есть восстановление духовного характера церковной власти. Насильственные действия обер-прокурора в новом Временном правительстве, направленные на очищение состава св. Синода, имеют оправдание, так как старый состав св. Синода был навязан церкви старой властью; он не был в истинном смысле церковным, и революционная власть должна была развязать и ликвидировать старые принудительные связи церкви и государства для того, чтобы церковь в дальнейшем уже свободно воссоздала свой строй. Читать далее

Революция — великая проявительница, и она проявила лишь то, что таилось в глубине России. Формы старого строя сдерживали проявления многих русских свойств, вводили их в принудительные границы. Падение этих обветшалых форм привело к тому, что русский человек окончательно разнуздался и появился нагишом. Злые духи, которых видел Гоголь в их статике, вырвались на свободу и учиняют оргию. Их гримасы приводят в содрогание тело несчастной России.

После того как были сняты наложенные на церковь цепи, созвание собора сделалось возможным, и он созывается спешно, без достаточной подготовки в церковном движении и церковной организации снизу. Собор необходим. Без него не может себя перестроить на новых началах Свободная Церковь. 

Тьма и зло заложены глубже, не в социальных оболочках народа, а в духовном его ядре. Нет уже старого самодержавия, а самовластье по-прежнему царит на Руси, по-прежнему нет уважения к человеку, к человеческому достоинству, к человеческим правам. Нет уже старого самодержавия, нет старого чиновничества, старой полиции, а взятка по-прежнему является устоем русской жизни, ее основной конституцией. Взятка расцвела еще больше, чем когда-либо. Происходит грандиозная нажива на революции.

Новой России можно поставить тот вопрос, который Вл.Соловьев поставил старой России: «Каким ты хочешь быть Востоком, Востоком Ксеркса иль Христа?». «Востоком Ксеркса» может быть не только звериное самодержавие, но и звериная демократия.

Русский народ доказал, что он великий народ и достоин великого будущего. На краю гибели, в положении безвыходном, под угрозой страшного врага вдохновенно и гениально совершил он самую короткую, бескровную и безболезненную из революций. Рассеялся долгий, давящий кошмар, и народ русский вышел из заколдованного мрачного царства в светлое царство свободы.

Для церковного народа, который поставлен теперь перед задачей переустройства всего церковного строя, возможны новые соблазны, могут возникнуть новые идолотворения и новое рабство. Самодержавная царская власть, так искажавшая нашу церковную жизнь, пала, Церковь освободилась от этого идола. Но «царство кесаря» продолжает существовать в новых формах. Идол может быть сотворен из демократии, из социализма, из самого народа, и церковная жизнь может попасть в рабство к этим новым идолам. Свободная Церковь должна быть свободна не только от старого государства, от царства самодержавия, но и от нового государства, от царства демократии.

В старом строе христианско-православный характер государства выродился в отвратительную ложь, в безобразное лицемерие и насилие. В новом строе прежде всего должна быть искренность и правдивость. Государство неизбежно будет секуляризировано.

Социальная классовая борьба может быть признана горькой необходимостью, но никогда не может быть признана христианской правдой и благом. Христианство видит высшую правду в том, чтобы отдать свое богатство ближнему, но не видит его в том, чтобы отнять его у ближнего. Христианство не верит, что царство Божие может быть достигнуто внешним путем и материальными средствами, что возможна и желанна принудительная добродетель и принудительное социальное братство.

Свободная Церковь Христова в свободной России будет, вероятно, насчитывать меньшее количество членов, чем церковь официальная, к которой формально, по паспорту принадлежали все русские. Многие отпадут от Церкви. Но уменьшение количества возместится увеличением качества. В Церкви останутся лишь достойные и верные ее сыны. Истинная Церковь Христова держится на качествах, а не на количествах. И пока будет хоть несколько праведников, хоть несколько верных Христу, Церковь будет существовать на земле. Свободной Церкви не страшна свобода отпадения. Безбрежная религиозная свобода, раскрывшаяся перед русским народом, есть испытание силы его духа.

Свободная Церковь в свободной России должна будет обратиться с любовью к западному католическому миру и искать с ним внутреннего соединения во Вселенскую Церковь. Разделение христианского Востока и христианского Запада может быть оправдано лишь как выражение двух типов христианского духовного опыта, которые должны сохраняться во Вселенской Церкви. Читать далее

Необходимо делать различие между церковной свободой и религиозной свободой. Церковная свобода есть свобода самой Церкви, ее независимость от государства. В этом смысле наибольшая церковная свобода есть в католической церкви, которая более независима, чем Церковь православная и чем церковь протестантская, которая даже церковью не может быть названа в строгом смысле слова. Церковная свобода есть высшее церковное достоинство, которого у нас слишком мало, гордость не личная, человеческая, всегда греховная, а церковная, гордость святыней Церкви, на которую ничто от мира не должно посягать. Читать далее

Русская революция не может не сказаться на всей Европе: она всколыхнет народы Европы и заставит их застоявшуюся кровь быстрее циркулировать. Но не дай Бог, чтобы пример, который мы дадим народам Европы, был примером анархии и стихийного разложения.

Свободная Церковь означает также утверждение свободы и в государстве, охранение бесконечных прав человеческой души от посягательств государства и общества. Свобода совести есть право, полученное не от гражданского общества, не от государства, не от демократии, а от духовной жизни, от Самого Христа. Что демократия сама по себе не гарантирует свободы совести, это можно видеть уже из того, что апостол демократии Ж.Ж.Руссо отрицал свободу совести, считал для каждого гражданина обязательной свою жалкую, выдуманную религию и не признавал никаких неотъемлемых прав за человеческой личностью. Читать далее

Для русского церковного движения наших тревожных и изменчивых дней самое важное осознать, что Свободная Церковь ничего общего не имеет с протестантизмом, и это русское религиозное возрождение не может двигаться к лютеранской реформации. Неизбежное переустройство Церкви на демократических началах ничего «протестантского» не должно в себе заключать и может быть в согласии с преданиями и традициями Вселенской Церкви. Во внешнем, историческом строении Церкви никакого другого принципа кроме выборного начала, кроме демократизма и придумать нельзя, если не признавать папизма и если пал священный царизм. Но внутренно в Церкви должен сохраниться вечный иерархизм. Свободная Церковь — иерархична. Если она станет демократической, то попадет во власть человеческого произвола, потеряет преемственную связь с Христом и апостолами.

Революции неизбежны в жизни народов, но они всегда болезненны, всегда говорят о накоплении зла в прошлом; накопление зла в русской государственной и церковной жизни наложило нездоровую печать на духовный облик русской революции, подобно тому, как это было и в Великой французской революции. Революция оказалась лишенной положительных духовных основ, она не явилась результатом накопления творческой духовной энергии, она порождена, главным образом, гнилостными процессами старого строя.

Испытания революционной эпохи могут привести к религиозному возрождению. Пока же Церковь механически приняла революцию, почти не почувствовала происшедшей катастрофы. Церковь была так унижена в старом строе, так порабощена старой властью, духовная иерархия так нравственно разложилась, что внешние силы Церкви не могли играть никакой активной роли в историческом перевороте.

В России церковь вступает в новый мировой период, строй ее должен сделаться демократическим. И вся задача — в том, чтобы этот новый демократический строй церкви не оказался новой формой зависимости ее от царства кесаря. Читать далее

Царство Божье и царство кесаря, разделенные Христом, перемешались на Руси: «кесарево» подменило «Божье», «кесарю» было воздаваемо «Божье». Читать далее

В этот день:

Сегодня день рождения у
Константин Глобачев
+6
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)