Новый пост
Свободная
история

Владимир Короленко

У меня всегда было стремление вмешаться прямо, с практическими последствиями, в те области жизни, которые стояли ко мне близко и на виду

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

У меня ощущение такое, будто не одна Россия, но и вся Европа летит кверху тормашками. Знаете, что бывает, когда внезапно останавливается привычная инерция движения. Все загорается. А тут, шутка ли, — вся Европа сошла с рельсов и летит под откос. И нет признаков, чтобы машинисты сознавали это.

События бегут быстро. У нас все продолжается министерская чехарда. Говорят опять о возвращении Трепова и Игнатьева... Там, очевидно, мечутся, как перед пожаром. Теперь «воробьи чирикают на крышах» о таких вещах, о которых еще недавно люди только шептались. Слухи, слухи! Много оскорблений величества. Ходит характерный анекдот, хотя мне передавали его со слов какого-то товарища прокурора: Читать далее

Из письма священнику Симоновичу на его простодушный вопрос, почему я не пишу об украинском народе: «Вы спрашиваете, почему я мало писал из жизни Украины? Моя жизнь сложилась так, что в тот период, когда определяются литературные склонности и накопляются самые глубокие и сознательные впечатления, я находился далеко от Украины: в Северо-Восточной России и далекой Сибири. Читать далее

Дорогой Владимир Галактионович!

Ваша брошюра давно уже сверстана, и типография — Мамонтова, в Москве, — скоро приступит к печатанию. Причиной замедления послужили какие-то технические неурядицы, столь обычные в наши дни. Печатаем, как я извещал Вас, 150 000.

Амфитеатрова высылают из Петербурга. Итак, ПротопоповМинистр внутренних дел, националист-консерватор, организовавший «прекрасное газетное предприятие», высылает фактического редактора этого предприятия. Объяснение: в «Русской воле» появился фельетон Амфитеатрова «Этюды», представляющий довольно безвкусный набор громких слов: Читать далее

Дорогой Владимир Галактионович! Обращаюсь к вам с покорной просьбой. Здесь организовалась и в конце января выйдет газета «Луч». Хочется сделать газету бодрой, удобочитаемой и веселой. Широко ставим провинциальный и областной отделы. От себя лично и от имени моих товарищей я убедительно прошу вас о сотрудничестве — согласитесь, Владимир Галактионович!

Было бы грустно, если бы почтенное и прекрасное ваше имя не явилось среди сотрудников этой газеты.

Можно вырасти в темном и затхлом подвале, никогда не испытав, что такое веяние свободного воздуха, аромат полей и лесов. Что ж. И тогда можно сказать: «Нельзя тосковать о том, чего не знаешь».

Дорогой Владимир Галактионович! Обращаюсь к вам с покорной просьбой. Здесь организовалась и в конце января выйдет газета «ЛучРадикально-демократическая газета, которую Горький пытается создать зимой 1917 года.». Средства на издание ее даны Коноваловым и Груббе. Груббе — директор Сибирского банка, но это весьма порядочный, очень культурный человек, и деньги дает лично он, а не его банк.

Хочется сделать газету бодрой, удобочитаемой и веселой. Широко ставим провинциальный и областной отделы. Будут даны приложения: юмористическое, литературное с иллюстрациями и техническое. От себя лично и от имени моих товарищей я убедительно прошу вас о сотрудничестве — согласитесь, Владимир Галактионович! Газета приличная и необходимая в эти мрачные дни.

Письма с фронта: «Мучаются здесь ужасно. Стоим, несмотря на морозы, в бараках, в грязи, тело близко к телу, и повернуться негде. Нашу роту называют дисциплинарным батальоном. Розги, пощечины, пинки, брань — обыденная вещь. Нечто страшное творится. Солдаты записываются в маршевые роты на позиции, лишь бы отсюда... Вот как мучаются, и сидеть дома нельзя. Надо быть здесь».

Председателем Государственного совета назначен Щегловитов, ренегат, как и Протопопов, только много его умнее. Я его знал лично по Нижнему. Фигура интересная, умница, начинал товарищем прокурора в Нижнем, и мы оба встретились на «мужицких делах» в Горбатове. Я — молодой еще, начинающий карьеру писатель, он — молодой товарищ прокурора. Между нами установилась симпатия: мне пришлось отметить идиотские глупости председателя и прекрасные речи обвинителя, нередко переходящие в защиту. Читать далее

«Президентом Совета министров» Трепов был 45 дней. Все это отзывается временами Павла, и всюду раздаются предположения о возможности дворцового переворота.

Мораль нашей политической минуты:

Министром можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан.

Иначе — яркое, поучительное крушение… И прежде всего — крушение моральное.

«Русская Воля» получила извещение, что Главный начальник Петроградского военного округа приказал подвергнуть газету предварительной цензуре в полном объеме с сего числа.

Я не террорист, но я делаю перевод этого ощущения на чувства других людей другого образа мыслей: активных революционеров террористического плана и пассивно сочувствующих элементов общества. И я ощущаю, что оба элемента в общественной психологии нарастают, неся с собой зародыши недалекого будущего. И когда я подумаю о жалком, ничтожном человеке, который берет на себя задачу бороться со стихией, да еще при нынешних обстоятельствах, мне становится как-то презрительно, жалко и страшно. Казалось, террор совсем умер после того, как он загрязнен руками черносотенцев. Но теперь переполнена какая-то мера, над Распутиным совершен настоящий террористический акт со стороны совершенно неожиданной, и, конечно, это предостережение тем, кто отдался во власть темного проходимца.

На базарах, на улицах идут серьезные угрюмые толки о мире. Деревенский мужик покупает газеты.

— Грамотен?

— Ни, та найду грамотних. А що пышуть про мыр?

Я в нескольких словах говорю о предложениях немцев, о вмешательстве президента Вильсона и Швейцарии. Он жадно ловит каждое слово и потом, подавая заскорузлыми руками 5-ти копеечную бумажку, бережно прячет газету за пазуху. В деревне пойдет серьезный разговор. Очень сложная история — мнение народа.

Интересно: заголовок в газете «Об убийстве Григория Распутина». Но в тексте, подчиняясь, очевидно, цензурному запрещению, нигде фамилия не названа. Вместо Распутина стоит «лицо». «Лицо» ушло из дому тогда-то. Лицо после этого не возвращалось и т.д.

ПротопоповМинистр внутренних дел, националист-консерватор выступил в газетах с оправданием, чрезвычайно слабым и неудачным вообще, но сверкающим новым неожиданным заявлением. Разговор в Стокгольме, вызвавший так много толков, Протопопова с германским дипломатом, по его словам, происходил «с ведома и по совету» нашего после в Швеции Неклюдова. Перед этой новостью бледнеют многие другие неожиданности. Читать далее

Резолюция, принятая съездом Союза городов:

«Государственная Дума раздвинула завесу, скрывавшую от глаз страны постыдные тайны, которые охраняются режимом, губящим и позорящим Россию. Выход из настоящего положения, ведущего Россию к несомненной катастрофе, один — реорганизация власти, создание ответственного министерства. Организованная страна должна поддержать Государственную Думу в ее борьбе за спасение России».

Газеты приносят известия из Москвы. Несмотря на запрещение съездов, земского и городского, делегаты все-таки приехали. Земский съезд был открыт и, несмотря на запрещение полицмейстера, принял резолюцию.

В газетах продолжают говорить об историиВ декабре 1916 супруга князя Васильчикова, члена Государственного совета — Софья Николаевна написала Александре Федоровне письмо, в котором разоблачала Распутина и лично императрицу: «Своим вмешательством в политические дела России ведет царствующую династию к неминуемой гибели». Это письмо Государь расценил как оскорбление своей супруги. В результате княгиню Васильчикову выслали из Петрограда в имение Выбити, а за ней добровольно последовал и супруг, предварительно сложивший с себя звание члена Государственного совета. Васильчиковой. Ей выражают сочувствие: члены Государственного Совета сделали визиты перед ее отъездом. Теперь среди великосветских дам движение сочувствия. Собирая подписи под письмом к царю аналогичного содержания. К царю в ставке обратился бывший министр народного просвещения Кауфман-Туркестанский, сказавший ту же правду о «темных силах», т.е. РаспутинеДруг императорской семьи, и тоже попал в опалу. Васильчикова — ультраконсервативного направления. Значит, теперь в движении «консерватизм». За темные силы, т.е. за Распутина и за его покровителей, только черносотенство.

Возраст: 63
Живет в: Полтава, Мало-Садовая ул., 1
профессия: писатель, журналист

в этот день:

Сегодня день рождения у
Вячеслав Иванов
-6
В Петрограде
-13
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)