Новый пост
Свободная
история

Великий князь Александр Михайлович

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Состоявшиеся с тех пор назначения показывают, что ты окончательно решил вести внутреннюю политику, идущую в полный разрез с желаниями всех твоих верноподданных. Эта политика только на руку левым элементам, для которых положение «чем хуже, тем лучше» составляет главную задачу. Сколько ни думал, не могу понять, с чем ты и твои советники борятся, чего добиваются?

Члены Императорской семьи просили меня заступиться за Дмитрия и Феликса пред Государем. Я это собирался сделать и так, хотя меня и мутило от всех их разговоров и жестокости. Они бегали взад и вперед, совещались, сплетничали и написали Ники преглупое письмо. Все это имело такой вид, как будто они ожидали, что Император Всероссийский наградит своих родных за содеянное ими тяжкое преступление!

Дорогой Ники, 

Тебе угодно было дать мне высказать мое мнение по известному вопросу и попутно пришлось затронуть почти все вопросы, которые волнуют нас — я просил разрешения говорить, как на духу, и ты дал мне его.

Я считаю, что после всего мною сказанного я обязан говорить дальше. Читать далее

Николай дал мне обещание быть милостивым в выборе наказаний для двух виновных. Произошло, однако, так, что их совершенно не наказали.

Я нашел вдовствующую Императрицу еще в спальне, и первый сообщил ей об убийстве Распутина.

— Нет? Нет? — вскочила она. Читать далее

Как помнишь, я докладывал тебе и Алексееву об учреждении должностей ген.-инспектора воздушного Флота и должностей инспекторов авиации Фронтов. В настоящее время оба доклада не утверждены. Гурко предполагает поручить все дело авиации офицерам генерального штаба. Я не сомневаюсь, что, если тебе будет угодно согласиться с мнением Гурко, то этим самым ты подпишешь смертный приговор всему авиационному делу, с таким трудом постепенно налаживаемому.

Твой верный Сандро.

Это была очень скромная, почти тайная от всех свадьба: невеста, жених, вдовствующая Императрица, я, две сестры из общины Красного Креста и четыре офицера Ахтырского гусарского полка, шефом которого состояла Великая Княгиня. Служил старенький батюшка. Его слабый голос, казалось, шел не из церкви, а раздавался откуда-то издалека. Все мы были очень довольны. Я никогда не относился к Ольге, как к моей невестке: она была моим дорогим другом, верным товарищем и советчиком, на которого можно было положиться.

Это была очень скромная, почти тайная от всех свадьба: невеста, жених, вдовствующая Императрица, я, две сестры из общины Красного Креста и четыре офицера Ахтырского гусарского полка, шефом которого состояла Великая Княгиня. Служил старенький батюшка. Его слабый голос, казалось, шел не из церкви, а раздавался откуда-то издалека. Все мы были очень довольны. Я никогда не относился к Ольге, как к моей невестке: она была моим дорогим другом, верным товарищем и советчиком, на которого можно было положиться.