Новый пост
Свободная
история

Великая княгиня Ольга Александровна

Иногда мне приходило в голову, что нам, Романовым, лучше бы родиться без сердца

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Во-первых, поскольку я хорошо знала Ники, то должна категорически заявить, что Распутин не имел на него ни малейшего влияния. Никто иной как Ники со временем запретил Распутину появляться во дворце. Именно Ники отправлял «старца» в Сибирь, причем не однажды. Некоторые из писем Ники к Алики в достаточной мере свидетельствуют о том, что он действительно думал о советах и рекомендациях Распутина. В тот период, когда Ники находился в Могилеве, а Алики оставалась совсем одна в Царском Селе, положение с каждым днем ухудшалось. Признаю, из ее писем действительно видно, что она все чаще прислушивалась к мнению Распутина. Но не забывайте, что она видела в нем спасителя своего сына. Издерганная, измученная до невозможности, не видя ниоткуда поддержки, она, в конце концов, вообразила, что «старец» является и спасителем России. Однако Ники никогда не разделял такого ее отношения к Распутину. Несмотря на преданность супруге, он отстранял и назначал людей вопреки ее пожеланиям. Сухомлинов был замещен на его посту военного министра Поливановым, несмотря на то, что Императрица умоляла его не делать этого. Ники снял Штюрмера с должности министра иностранных дел и назначил Самарина обер-прокурором Святейшего Синода. И снова по собственной инициативе. Некоторые охотно вспоминали, что Распутин был настроен решительно против войны с Германией в 1914 году. Поэтому в 1916 году отдельные лица стали всем нашептывать, будто Алики выступает за сепаратный мир с Германией под влиянием Распутина, который, мол, стал теперь всего лишь орудием в руках немцев.

Я знаю: то, что я намерена сказать, разочарует очень многих из тех, кто охоч до пикантных разоблачений. Однако я полагаю, что давно пора свести этого сибирского крестьянина до его подлинных размеров и значения. Для Ники и Алики он всегда оставался тем, чем он был — человеком глубоко религиозным, который обладал даром исцеления. Ничего таинственного в его встречах с Императрицей не было. Все эти мерзости родились в воображении людей, которые никогда не встречали Распутина во дворце. Кто-то причислил его к штату придворных. Многие другие сделали из него монаха или священника. На самом деле он не занимал никакой должности ни при дворе, ни в церкви. И, если не считать его несомненной способности исцелять людей, в нем не было ничего впечатляющего или притягательного, как думают некоторые. Он был обыкновенным странником. Можно подумать, будто я поклонница Распутина. Однако, скажу прямо, он никогда мне не нравился. И все равно, в интересах истории нельзя руководствоваться собственными симпатиями или антипатиями.

Я где-то читала, будто Распутин проник во дворец благодаря Анне Вырубовой, которая тем самым надеялась усилить собственное влияние на Императорскую чету. Это совершенный вздор. Анна никогда не имела на них влияния. Сколько раз, бывало, Алики говорила мне, что ей так жаль «эту бедную Аннушку». Совершенно беспомощна и наивна, как ребенок, и очень недалека. В натуре ее много от истерички. 

1/4

На церемонию пришли Мама и Сандро. Присутствовали также два или три офицера Гусарского Ахтырского полка и немногие мои подруги из числа сестер милосердия. Потом персонал лазарета устроил обед в нашу честь. Тем же вечером я вернулась на дежурство в палату. Но я была действительно счастлива. У меня сразу прибавилось сил. Стоя в церкви рядом с моим любимым «Кукушкиным», я решила смело глядеть в лицо будущему, каким бы оно ни оказалось.

Милая Татьяна моя душка!

Я тебе давно не писала, кажется! А твой почерк делается такой безумно крупный, что очень мало слов помещаются на одной странице. Ставлю тебе это на вид. В утро когда про меня было напечатано в газете – я сразу страшно сконфузилась – прочитав это за кофе – но затем привыкла к этой новой мысли – и сказать не могу как легко стало на душе – будто праздник для меня!

Сестры ничего мне не сказали, но вечером я нашла 5 горшков с цветами в комнате и тогда я сконфуженно поблагодарила – несколько человек за всех сказали трогательные слова и что они мне сочувствуют, любят и желают много хорошего. Сегодня ко мне вошел бывший кирасир молодой вахмистр – Квасный – который был последний год в полку при дяде Мише. Теперь же офицер Казачий в Кабардинском полку. Я ему конечно говорила «ты» по-старому – и вот когда он прощался чтобы уходить – вдруг сказал мне: «Я читал в газете про вас и я очень за вас счастлив – дай вом бог всякого благополучия и счастья в новой жизни». Я была поражена этим! 

Приехал сюда дядя Георгий – он вчера сидел час у меня, потребовал себе чай – но хотя самовар в этот час у нас стоит в коридоре – настоящего «чаепития» нету – и я ему притащила – сломанный остаток булки, варенье и стакан чая – он остался мало доволен – дразнил и хохотал!

Все-таки он кажется самый добрый из братьев, - но я не хотела бы быть его женой!

Обедали мы в 4-м с бабушкой, он, Сандро и я. Перевязок было не больше 30 в нашей перевязочной – а в другой – около этого. Это очень мало. У нас тепло как было летом. Около 14 гр. в тени – солнце и иногда showers.

В дверях госпиталя нас встречали все сестры и врачи, которые бросали хмель и овес. На лестнице стояли все раненые, которые могли ходить. Мама и Сандро остались на ужин, и было ужасно мило и уютно. Заведующий хозяйством Андреевский и доктор сделали какую-то ужасную «наливку», и очень скоро вся компания была навеселе. Один из докторов играл на пианино, а остальные танцевали (и я тоже).

Это была судьба. И еще — потрясение. Видно, именно в тот день я поняла, что любовь с первого взгляда существует. Я узнала, что мужчину зовут Николай Куликовский. Читать далее

Больше всего я боялась встречи с Мама. Я должна была сообщить ей, что намерена выйти замуж за человека, которого люблю. Я приготовилась к тому, что Мама устроит страшный скандал, но она встретила это известие совершенно спокойно и сказала, что понимает меня. Для меня это явилось своего рода потрясением.

Я была потрясена при виде Ники: такой он был бледный, худой и измученный. Мама встревожило его необычное спокойствие. Я знала, что ему хотелось бы поговорить со мной по душам, но у него не было ни минуты времени: у него накопилось столько дел, и столько людей хотели с ним встретиться. Читать далее