Новый пост
Свободная
история

Андрей Снесарев

При таких потерях мы погубим все мужское население, а наш гениальный стратег — русская баба — не сможет народить новых людей для заполнения пустующих рядов.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

После вчерашнего посещения позиций день прошел в борьбе с бумагами, страшными и назойливыми. А бумаги — это такой фактор, который не минуешь. Улучаю время, чтобы написать женушке письмо и, кроме того, обдумать два вопроса: 1) инструкцию, как мешать корректированию неприятельских аэропланов, и 2) идею помощи войскам и обороны Станиславова бронированными автомобилями. Для последнего мне представлена схема, но она доказывает только лень составителя.

Идем к окопам. Прекрасное морозное утро, горизонт затянут мглистым туманом. На душе славно.
Татарчуки, народ прочный и простой; они смотрят внимательно и бодро, «все получили, претензий не имеют». Командир эскадрона рассказывает случай: к ним пришли совратители; результат был неожиданный — их связали, наколотили всласть, а потом представили начальству. «Люди верные и прочные и царя любят», — говорит эскадронный командир.
Тихо, тепло, слегка тает. ШвецИван Швец — корреспондент газеты «Армейский вестник». признается, что он потому уехал на войну, что разорвал с женщиной, и его миросозерцание на переломе. Я отвечаю, что из-за юбки не переменю и кальсонов, не то что миросозерцание.
На автомобилях переезжаем на новое место. Очень холодно. Здесь еще ничего не готово; при мне вносят диван, койку, ковры. Сначала моя огромная комната прямо меня пугает, но когда внесли вещи и побелили печку, я вижу, что она принимает приличный вид. Огромность ее — теперь большой плюс, особенно в солнечные дни, когда в четыре ее окна, смотрящие на юг, льются снопы света. Читать далее
В беседах с генералами и офицерами часто слышу суждение, которым порой торгуют и на котором делают карьеру, что у нас, дескать, грубость и наглость отождествляют с большим характером. Вместе с тем они же согласны со мной, что грубияны чаще всего трусы, а дерзость служит им ресурсом, заменяющим отсутствующее нравственное влияние.
По пути беседую с кучером, и мы болтаем с ним неумолчно... По его мнению, казаки хотят более боевой обстановки, рвутся в окопы, он и сам много подавал докладных, но не пущают. Бежать же на передовую не осмеливается.
После обеда умудряюсь соснуть час-полтора, так как три ночи подряд спал не более пяти часов...
Перед темнотою гуляю. Морозно и совершенно тихо. На западе тухнет багровая заря, предвестница завтрашнего мороза. На моем пути вижу мальчика лет 8-9, который упорно играет с каким-то обрубком от колеса, хотя ему холодно и он закрывает обеими руками уши. Дети должны играть, бегать и скакать, хотя бы это делалось на страшном фоне войны; природа физической жизни говорит в них сильнее, чем природа восприятий, и восприятий обобщенных. Это хорошо, поскольку война идет мимо них, мимо их нервов и, к счастью, бессильна над растущим поколением.
С утра вступаю в работу, и колесо вертится своим обычным энергичным ходом.

Сегодня отдан приказ о моем вступлении в должность начальника штаба корпуса, и я приступаю к работе, по своему обычаю, тихо, незаметливо и постепенно.

Узнаю, что пошло из Ставки для отдания высочайшим приказом моего назначения на должность. Скоро решается, когда попадаешь в точку.

Утром иду к Раттелю и хочу просить о предоставлении мне должности начальника штаба 12-го корпуса.

Ем у мамы блины, которых давно или никогда не ел. 

Время летит незаметно. Новый год встречаем с женкой на службе в соседнем монастыре; батюшка, к сожалению, произносит очень глупую речь. С женкой живем не без шероховатостей, возникающих спорадически почти без повода. 
Кружимся, ходим по делам и людям. Петроград интересен как тыловой центр в дни тяжкой и великой войны. Он нервен, полон пересудов и сплетен, лишен нормальной, уравновешенной перспективы. Что касается политического настроения, то оно однообразно левое: все повторяют упорную мысль, что правительство не хочет работать с обществом, что оно не считается с общественным мнением, что мы стоим на краю пропасти и т.п. И, конечно, в эти грозные слова каждый всовывает свое содержание...
Еду в обществе полковника, трех сестер милосердия, ученика коммерческого училища в Харбине и старухи В. Она очень образована, при этом, родив 12 детей, вырастила 8. Мы с ней болтали без конца. Она большая поклонница материнства и считает его источником и силы, и героизма. Она стоит за предоставление прав женщинам, потому что они осветят женскую половину и явятся выразительницами детского мира; в других отношениях старуха консервативна. О женщине как якобы только термостате говорит с нескрываемым презрением.
Возле меня, прислонившись к ногам моим, дремлет на чемодане девочка-полька, а возле нее на краешке скамьи спит сидя ее мать-старуха, качая седой головой. Один полковник, имея «и билет, и плацкарту», спит на полу; возле меня на противоположной скамье лежат валетом две сестры милосердия... Война на все наложила свою железную руку и свела к нулю людские удобства и людскую нужду, надо всеми посмеявшись и заставив всех служить себе и думать только о себе.

Вчера вечером я получил отпуск. 

Утром готовлюсь к отъезду. Со всеми распростился, и все при этом выражают общее волнение: повара, конюхи, телефонщики, офицеры штаба. На моем пути выстроились 3-й и 4-й батальоны 3-го полка; оркестр играет и люди «Ура!». Я слезаю, говорю несколько фраз (сжимает горло). Иду вдоль фронта, отдавая честь. Крик «Ура!» стоит страшный; шапки летят в воздух, или колышутся в руках, или же надеты на штыки. Чувства много: они меня любят, эти серые представители любимого мною полка. Читать далее
Погода свежая. Идем хорошим ходом. Когда ветер дует в лицо — не закутаешься. Мои шоферы одеты слабо, и мне их жаль; говорят, что более теплого ничего не дают. За 10 верст пред Селатином спускается левая задняя шина, но через 15 мин мы катим дальше.

в этот день:

Сегодня день рождения у
Луис Бунюэль
-17
В Петрограде
-16
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)