Новый пост
Свободная
история

Андрей Снесарев

При таких потерях мы погубим все мужское население, а наш гениальный стратег — русская баба — не сможет народить новых людей для заполнения пустующих рядов.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы
Писарь говорит полковнику Швамбергу: «Зачем нам это “вы”, лучше бы нам дали воспитание и образование».
Наблюдаются сотни случаев, которые можно констатировать, но нельзя из них делать выводы. Полковника Швамберга, начавшего свое обращение к вестовому на «вы», тот прервал: «Если вы будете на “вы”, то вы, значит, мне чужой», а на глазах — слезы. Сапер-солдат — руки в штаны и во рту папироса. Офицер ему: «Как ты смеешь?». Читать далее
По всему видно, что армии там, в тылу, в правительстве боятся; МилюковЛидер Конституционно-демократической партии прямо говорит, что если бы ГучковЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы не задержал повода, их бы никого не осталось. И царская эпоха отлетит, как будто бы ее и не было; мои дети к новому порядку тоже скоро привыкнут, как к телефону, и только как легенду будут воспринимать рассказ истории о том, что когда-то были цари, как они жили и как правили землею… «Давно это было», — скажут и задумаются, как после выслушанной сказки.
Рассказывают, что в Киеве какой-то пьяный тип матерно ругал двух милиционеров, а когда они хотели его арестовать, то набил им морду и ушел. 6 пьяных солдат ссаживают 5 милиционеров с лошадей, бьют их, отбирают оружие и уезжают. После клича «Бей жидов!» в Киеве тех стало меньше. Настроение умеренной интеллигенции удручающее, на улицах подростки, рвань. Командир запасного батальона (№ 200) в отчаянии: едет на фронт, а не с кем — хоть пулю в лоб. Оказывается, он затребовал 8000 человек, а они все разошлись: часть по деревням, а часть по Киеву. В Черткове арестовано 2 нижних чина, и от солдат требование их освободить; то же в телеграфной роте. Если это правда, то действительно начинается «демократическая республика».
Корнилов вызывается в Петроград для назначения главнокомандующим. Что это за шаг? Он может оказаться и ошибочным, но в нем чувствуется идея: взять в свой круг военные имена и тем закрепить себя. ГосударяРоссийский император уже запросто называют Николаем Романовым; срывают все императорские эмблемы, СухомлиноваБывший военный министр проводят между рядов преображенцев. Зачем это? Это говорит о страстях, мстительности: его ведь еще не судили.
Мысль, подавленная неожиданностью, желает вырваться из гнета, создает логику и ищет блага. В ней говорят два начала: логическое и нравственное, даже последнее я скорее бы назвал началом благожелательным. Читать далее
Я и мне подобные, три года ходившие перед ликом смерти, не склонны бояться людей и их деяний, а только Бога и его суда. Наша задача — победить, и мы победим, а что делается в тылу, чего ищут тыловые люди, этим мы заниматься не будем, некогда.
Разница между тылом и фронтом: тыляка укусит блоха, и тот чувствует себя несчастным, жалуется; окопника ранят серьезно, а он говорит «ничего» и возвращается в строй.

В 3 ч. был разбужен канонадой; похоже было, что над Тысменицей летает цеппелин и сбрасывает бомбы. Пошел в телефонную, там пробыл у телефонов до затишья. Ориентировал корпусного командира. Оказалась цеппелинная рекогносцировка по новому шаблону, которая стоила австрийцам около 4000 снарядов, 5 пленных и немало убитых и раненых. У нас убит командир 2-й роты подполковник Творогов и скончался от ран младший офицер 4-й роты Сидорченко, нижних чинов — 20 убитых, 73 раненых, 12 отравленных и 17 без вести пропавших.

Спасибо петроградцам, порадовали они немцев. Несчастные тыловые, которые не могут обойтись без удобств.
Я читаю высочайшие приказы и в одном из них (от 27 января 1917 г.; составлен в Царском Селе) натыкаюсь на святые, кровавые и яркие страницы, рассказывающие о 8 георгиевских кавалерах, «запечатлевших подвиг кровью»: 20-го Галицкого полка подполковник Иоаким Беляев, 167-го Острожского Иннокентий Завадовский (на бруствере второй линии был поднят немцами на штыки), 207-го Новобаязетского Михаил Закутовский (пал смертью героя во время атаки), прапорщики: 17-го Архангелогородского полка Мирон Опанащук (убит во время атаки), 35-го Брянского Василий Павленко (во время атаки), 165-го Луцкого Николай Сахаров (во время боя), 167-го Острожского Моисей Долинин (пал в неравном бою смертью храбрых), 121-го Пензенского Николай Рыбчинский (был убит при резке проволочных заграждений). Читать далее
Тепло, светит солнце, и в воздухе чувствуется весна, хотя еще с легкими прокладками зимы. Приходит рота 8-го сводного чешского полка, и я разговариваю с офицерами. Ротные командиры — русские и чехи, командиры полков и бригадный, — русские, а ниже — все чехи. Большинство солдат — из пленных, офицеры-чехи — из живших уже давно в России. Одеты по-нашему, но заметны отчетливость мысли и исполнительность; чувствуется идея. Завтра посмотрю остающуюся у меня 2-ю полуроту. Читать далее
Командир 1-го батальона 73-го полка подполковник Талматский, георгиевский кавалер, — трудолюбив, хлопотун, формалист, исполнительно строг и исполнительно настойчив. Он страшно много говорит, спеша высыпать пережитые наблюдения, опыты и выработанные приемы. Некоторые из таковых ужасно совпадают с моими. Вот его наиболее интересные идеи: Читать далее
Предо мною «Сводка отчетов по цензуре в частях 8-й армии», из которой делаются следующие выводы. Общее настроение — это примирение с необходимостью вести борьбу до решительной победы. Вооружением, количеством снарядов и действиями артиллерии вполне довольны... не как раньше. Разглашаются тайны, но, по-видимому, не все отдают себе отчет в преступности подобных сообщений. Пьянство попадается. Много жалоб на медленность почты и неаккуратность получения посылок. Говорят о взяточничестве (освобождение от военной службы). Из Франции шлются порнографические картинки.
Нет более близкой связи, как связь людей, страдавших и боровшихся в бою бок о бок.
Сегодня посетил радиотелеграфную станцию. Застал момент перехватывания германской радиотелеграммы. Телеграфист сидел с машинками на ушах и писал. Я надел себе наушники и слушал, как тонким звуком звенела телеграмма (по системе Морзе); что-то вдруг расстраивалось, была задержка, а потом опять все пошло гладко. Это было удивительно: я слышал человеческую (скажем, моего врага) мысль, отраженную точками и линиями, и слышал эту мысль с расстояния 900 верст (прямая линия между Берлином и Тысменицей), перелетевшую по воздуху. Это меня сильно заволновало. Потом начальник подробно изложил мне идею приема телеграмм, улавливания волны, подделку ее и т.п., а затем пускание своей волны и т.д. Это совсем просто, если припомнить хотя бы самые первичные истины об электричестве.

После вчерашнего посещения позиций день прошел в борьбе с бумагами, страшными и назойливыми. А бумаги — это такой фактор, который не минуешь. Улучаю время, чтобы написать женушке письмо и, кроме того, обдумать два вопроса: 1) инструкцию, как мешать корректированию неприятельских аэропланов, и 2) идею помощи войскам и обороны Станиславова бронированными автомобилями. Для последнего мне представлена схема, но она доказывает только лень составителя.

Идем к окопам. Прекрасное морозное утро, горизонт затянут мглистым туманом. На душе славно.
Татарчуки, народ прочный и простой; они смотрят внимательно и бодро, «все получили, претензий не имеют». Командир эскадрона рассказывает случай: к ним пришли совратители; результат был неожиданный — их связали, наколотили всласть, а потом представили начальству. «Люди верные и прочные и царя любят», — говорит эскадронный командир.
Тихо, тепло, слегка тает. ШвецИван Швец — корреспондент газеты «Армейский вестник». признается, что он потому уехал на войну, что разорвал с женщиной, и его миросозерцание на переломе. Я отвечаю, что из-за юбки не переменю и кальсонов, не то что миросозерцание.

В этот день:

Сегодня день рождения у Вацлав Нижинский и Сергей Вавилов
-5
В Петрограде
-9
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)