Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

О творчестве АхматовойПоэтесса-акмеистка: «Всё о себе, всё о любви!». Да, о себе, о любви — и еще — изумительно — о серебряном голосе оленя, о неярких просторах Рязанской губернии, о смуглых главах Херсонесского храма, о красном кленовом листе, заложенном на Песне Песней, о воздухе — «подарке Божием», об адском танце танцовщицы, — и так, без конца. Читать далее

Ты был испуган нашей первой встречей,
А я уже молилась о второй, —
И вот сегодня снова жаркий вечер…
Как низко солнце стало над горой…

читать дальше
На «Вечере свободной поэзии»

Также идут: ЕсенинПоэт, один из основателей имажинизма, ТэффиКомпозитор, КлюевПоэт, АхматоваПоэтесса-акмеистка, ИвневПоэт, переводчик и другие.

Молитва

Дай мне горькие годы недуга,
Задыханья, бессонницу, жар,
Отыми и ребенка, и друга,
И таинственный песенный дар —
Так молюсь за Твоей литургией
После стольких томительных дней,
Чтобы туча над темной Россией
Стала облаком в славе лучей.

Прекрасно всё под нашим небом,
И камни гор, и нив цветы,
И, вечным справедливым Фебом
Опять обласканная, ты. Читать далее

Все копии моих сборников обещаны Лозинскому (в Публичной библиотеке).

Как площади эти обширны,
Как гулки и круты мосты!
Тяжелый, беззвездный и мирный
Над нами покров темноты.

И мы, словно смертные люди,
По свежему снегу идем.
Не чудо ль, что нынче пробудем
Мы час предразлучный вдвоем? Читать далее

Прощание

За верстами версты, где лес и луг,
Мечтам и песням завершенный круг,
Где ласковой руки прикосновенье
Дает прощальное благословенье.
Исходный день, конечная верста,
Прими мой дар священного креста.
Постой, продлись, верста! От устья рек
По морю уплывает человек.
Он слышит зов вдали: «Постой, постой!»
Но та мечта останется пустой,
Но не верста, что мерит вдохновенье
И слов мучительных чудотворенье.
Ты создаешь свои стихи со стоном,
Они наполнят мир небесным звоном.

Высокомерьем дух твой помрачен,
И оттого ты не познаешь света.
Ты говоришь, что вера наша — сон,
И марево — столица эта.

Ты говоришь — моя страна грешна,
А я скажу — твоя страна безбожна.
Пускай на нас еще лежит вина, —
Все искупить и все исправить можно.

Вокруг тебя — и воды и цветы.
Зачем же к нищей грешнице стучишься?
Я знаю, чем так тяжко болен ты:
Ты смерти ищешь и конца боишься.

Я в этой церкви слушала Канон
Андрея Критского в день строгий и печальный.
И с той поры великопостный звон
Все семь недель до полночи пасхальной
Сливался с беспорядочной стрельбой.
Прощались все друг с другом на минуту,
Чтоб никогда не возвратиться...

Будет то же самое, что было во Франции во время Великой революции, будет, может быть, хуже.

Улицы Петрограда полны народа. Кое-где слышны редкие выстрелы, железнодорожное сообщение остановлено. Я мало думаю про революцию. Одна мысль, одно желание: увидеться с Анной Андреевной. Я перешел Неву по льду, чтобы избежать баррикад около мостов. Помню, посреди реки мальчишка лет восемнадцати, бежавший из тюрьмы, в панике просил меня указать дорогу к Варшавскому вокзалу. Добрел до дома Срезневского, звоню, дверь открывает Анна Андреевна. «Как, вы? В такой день? Офицеров хватают на улицах». — «Я снял погоны». Читать далее

ГумилевПоэт, военный заезжал в Петроград, звонил по телефону и сказал: «Здесь цепи, пройти нельзя, а потому я сейчас поеду в Окуловку…». Он очень об этом спокойно сказал — безразлично.

Была на крыше Европейской гостиницы с АнрепомХудожник. Очень дразнила его, он сердился.

Провела день так: утром  поехала на  Петербург. сторону к  портнихе узнать относительно своего платья. Хотела на извозчике  поехать  домой  (на  Выборгскую  сторону).  Извозчик  попался старик...  отвечал: «Я,  барыня, туда не  поеду... На мосту  стреляют,  а у меня...».

Вче­ра я был на лекции о русском писателе — Анна АхматоваПоэтесса-акмеистка прострелила меня своими египетскими глазами. Сиял лы­синой и золотом зубов Серафимович с ужасающим корявым лицом Квазимодо и хмельными глазами, по-английски строг, изыскан и стар был БунинПисатель с глухим голосом и легким хохлацким акцентом. Изящный, как юноша, СтаниславскийДиректор Московского Художественного театра, режиссер, актер и другие. Шайка репортеров и газетчиков — сварливый, глупый, завистливый народ, щеголяющий дешевым цинизмом. Как сказал Потемкин — в публике было «электрическое» настроение. Много шумели. Но почему-то все это показалось мне отжившим, ста­рым, не волнующим.

Над цветаевским циклом петербургские поэты «ахнули» — над прелестью, над неожиданностью её Москвы. Книжка журнала, только что появившаяся, ходила по рукам, и я до сих пор вижу Анну АхматовуПоэтесса-акмеистка, с несколько удивленным одобрением читающую вполголоса: «Зори ранние на Ваганькове».

Я не включила в «Белую стаюСборник Ахматовой «Белая стая», изданный в начале 1917 года.» множество стихотворений (20-30), но надеюсь, что она от этого только выиграет. Очень благодарна Вам за Ваши замечания. 

Не оттого ль, уйдя от легкости проклятой,
Смотрю взволнованно на темные палаты?
Уже привыкшая к высоким, чистым звонам,
Уже судимая не по земным законам,

Я, как преступница, еще влекусь туда,
На место казни долгой и стыда.
И вижу дивный град, и слышу голос милый,
Как будто нет еще таинственной могилы,

Где у креста, склонясь, в жары и холода,
Должна я ожидать последнего суда.

Да, я любила их, те сборища ночные, —
На маленьком столе стаканы ледяные,
Над черным кофеем пахучий, тонкий пар,
Камина красного тяжелый, зимний жар,

Веселость едкую литературной шутки
И друга первый взгляд, беспомощный и жуткий.

Там тень моя осталась и тоскует,
В той светло-синей комнате живет,
Гостей из города за полночь ждет
И образок эмалевый целует.

И в доме не совсем благополучно:
Огонь зажгут, а все-таки темно...
Не оттого ль хозяйке новой скучно,
Не оттого ль хозяин пьет вино

И слышит, как за тонкою стеною
Пришедший гость беседует со мною?

Возраст: 27
Живет в: Петроград, ул. Боткинская, 9, квартира Срезневских
Профессия: поэт
Все сложно с

В этот день:

+9
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд) «посл. данные»
2.35
Зерно
(пуд)
183.5
Валюта
(10 фунтов стерлингов)