Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Вернувшись из Ставки, я должен был подумать о моей семье, состоявшей в то время из Императрицы Mapии ФедоровныВдова императора Александра III, мать императора Николая II, моей жены, великой княгини Ксении АлександровныСестра императора Николая II, жена Сандро, моей невестки, великой княгини Ольги АлександровныВеликая княгиня, моих шестерых сыновей и мужа Ольги Александровны, Куликовского.

Я лично хотел остаться в Киеве, чтобы быть поближе к фронту. В моей душе не было чувства горечи к русскому народу. Я любил родину, я рассчитывал принести ей пользу, будучи на фронте. Я пожертвовал десятью годами моей жизни для создания и развития нашей военной авиации, и мысль о прекращении привычной деятельности была для меня нестерпима.

Уволен с военной службы «по прошению с мундиром»

Последний день в Могилёве. В 10 ч. подписал прощальный приказ по армиям. В 10½ ч. пошёл в дом дежурства, где простился с со всеми чинами штаба и управлений. Дома прощался с офицерами и казаками конвоя и Сводного полка — сердце у меня чуть не разорвалось! В 12 час. приехал к мамáВдова императора Александра III, мать императора Николая II в вагон, позавтракал с ней и её свитой и остался сидеть с ней до 4½ час. Простился с ней, СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении, Сергеем, Борисом и Алеком. Бедного Нилова не пустили со мною. В 4.45 уехал из Могилёва, трогательная толпа людей провожала. 4 члена Думы сопутствуют в моем поезде!

Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо.

Мы завтракаем вместе. Ники старается подбодрить свою мать. Он надеется «скоро» увидеться с нею. Что-то говорит о своем отъезде в Англию, хотя и предпочитает остаться в России. Без четверти четыре. Его поезд стоит на путях напротив нашего. Мы встаем из-за стола. Он осыпает поцелуями лицо матери. Потом он поворачивается ко мне, и мы обнимаемся. Он выходит, пересекает платформу и входит в свой салон-вагон. Члены Думы, прибывшие в Ставку, чтобы конвоировать Ники до Петрограда и в то же время стоят за его приближенными, пожимают руку генералу Алексееву. Они дружелюбно раскланиваются. Я не сомневаюсь, что у них есть основания быть благодарными Алексееву. Читать далее

Мой милый Николай! Я лично вижу, что Временное правительство теряет почву под ногами, находясь всецело во власти Советов рабочих депутатов, если Временное правительство не удержит, то наступит полная анархия+ и тогда конец России. Армию постоянно развращает тот же Совет рабочих депутатов, и тогда победа будет немыслима. Мое мнение о событиях не пишу. Следует всем поддерживать Временное правительство во имя победы и спасения России, вот что должно быть лозунгом всех.

Крепко обнимаю. Храни нас Господь и помоги России.

Генерал АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего просит нас присягнуть Временному правительству. Он, по-видимому, в восторге: новые владыки в воздаяние его заслуг пред революцией обещают назначить это Верховным Главнокомандующим! Войска выстраиваются пред домом, в котором живет Государь. Я узнаю форму личной охраны Государя. Это батальон георгиевских кавалеров, отделение гвардейского железнодорожного батальона, моя авиационная группа и все офицеры штаба. Читать далее

Генерал АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего просит всех нас собраться в главном зале Могилевской Ставки. Ники хочет обратиться с прощальным словом к своему бывшему штабу. К одиннадцати часам зала переполнена: генералы, штаб и обер-офицеры и лица свиты. Входит Ники, спокойный, сдержанный, с чем-то похожим на улыбку на губах. Он благодарит свой штаб и просит всех продолжать работу «с прежним усердием и жертвенностью». Он просит всех забыть вражду, служить верой и правдой России и вести нашу армию к победе.Потом он произносит свои прощальные слова короткими военными фразами, избегая патетических, слов. Его скромность производит на присутствующих громадное впечатление. Мы кричим «ура», как никогда еще не кричали за последние двадцать три года. Старые генералы плачут. 

Была в церкви, где встретилась с моим Ники, молилась сначала за Россию, затем за него, за себя, за всю семью. Никаких новых указаний из Петербурга нет! В 11 часов служба окончилась. Я оставалась у Ники до обеда. Бедняга Фредерикс выглядит ужасно постаревшим. Его дом сожгли, а жена, которая была больна, отправлена в госпиталь, и от нее нет никаких известий. Говорят, что на те полки, которые перешли на их сторону, теперь рассчитывать не приходится! Невероятно! Читать далее

Всю ночь я слежу за освещенным городом и прислушиваюсь к радостным крикам толпы. Окна вагона старой Императрицы освещены. Временное правительство оттягивает свое решение, может ли Ники вернуться к семье в Царское Село. Ники беспокоится об Аликс. Она одна, и все четверо дочерей больны корью.

Когда меня вызвали к ним, Мария ФедоровнаВдова императора Александра III, мать императора Николая II сидела и плакала навзрыд, он же неподвижно стоял, глядя себе под ноги и, конечно, курил. Мы обнялись. Я не знал, что ему оказать. Его спокойствие свидетельствовало о том, что он твердо верил в правильность принятого им решения, хотя и упрекал своего брата Михаила АлександровичаМладший брат императора Николая II, второй в очереди на престол за то, что он своим отречением оставил Россию без Императора.

— Миша не должен было этого делать, — наставительно закончил он. — Удивляюсь, кто дал ему такой странный совет.

Это замечание исходило от человека, который только что отдал шестую часть вселенной горсточке недисциплинированных солдат и бастующих рабочих, лишило меня дара речи.

Cотни самолетов, управляемых искусными офицерами-летчиками и вооруженные пулеметами новейшего образца, ожидали только приказа, чтобы вылететь в бой. Летая над фронтом, они видели за фронтом противника признаки отступления и они искренно желали, чтобы Верховный Главнокомандующий одержал бы наконец победу «в собственной столице». Читать далее

Вероятно, Ники потерял рассудок. С каких пор Самодержец Всероссийский может отречься от данной ему Богом власти из-за мятежа в столице, вызванного недостатком хлеба? Измена Петроградского гарнизона? Но ведь в его распоряжении находилась пятнадцатимиллионная армия. Читать далее

Спала плохо. Находилась в сильном душевном волнении. Поднялась в начале 8-го утра. В 9:15 пришел СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении с внушающими ужас известиями — как будто бы НикиРоссийский император отрекся в пользу МишиМладший брат императора Николая II, второй в очереди на престол. Я в полном отчаянии! Подумать только, стоило ли жить, чтобы когда-нибудь пережить такой кошмар! Сандро предложил поехать к Ники, и я сразу согласилась.

Ники был в Ставке совершенно один. Единственно, кто мог дать ему совет, — это брат мой Сергей Михайлович. Я вспомнил о генералах-изменниках, которые окружали Государя, и чувствовал, что поеду в Ставку без разрешения. Помещение главного телеграфа, откуда я говорил с Сергеем, гудело, как потревоженный улей. Лица служащих, которые, конечно, все были врагами существующего строя, без слов говорили о том, что было недосказано Ставкой и газетами. Весь этот день я провел во дворце Вдовствующей Императрицы. Не нахожу слов, чтобы описать ее волнение и горе. Преданные Императрице люди заходили к ней, чтобы сообщить о слухах и «непроверенных версиях», о последних событиях в столице. Читать далее

Говорят, Англия захватила Багдад. Превосходно! Я навещала Беби, которой стало лучше, но боль в лице все еще невыносима.

Очень тревожные сообщения из Петрограда. Ужасно! Говорят, что НикиРоссийский император едет обратно. Должно быть, это серьезно. Безнадежность! В середине войны! Плохие руководители или плохие советники? К чему нас все это приведет?

От НикиРоссийский император я получил ответ: «Благодарю. Когда ты будешь нужен, я сообщу. Привет. Ники».

Я телеграфировал Ники и отдавал себя в полное его распоряжение. Одновременно я вызвал моего брата Сергея Михайловича к телефону. Eго голос звучал очень озабоченно: Читать далее

Утренние газеты принесли известие о том, что забастовочное движение рабочих заводов в Петрограде, работавших на оборону, разрасталось. Это было в виду нашего предстоящего наступления очень прискорбно, хотя случалось и раньше. Телеграммы, полученные ночью, говорили о том, что главной причиной забастовок было отсутствие в столице в пекарнях хлеба. Это было неправдой. Из-за непорядков на наших железных дорогах Петроград правда испытывал некоторый недостаток в снабжении хлебом, но этот недостаток никогда не мог иметь своим последствием голод населения. Через час пришло известие о первых столкновениях между толпой и войсками петроградского гарнизона. Все это было слишком понятное: недостаток хлеба в столице должен был явиться сигналом для революционного выступления Государственной думы.

Встал поздно. Утром был ВоейковДворцовый комендант, генерал-майор свиты Николая II. После десятиминутной прогулки принял Григоровича. Побыл наверху у болящих. Завтракал и обедал СандроДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении . В 2½ принял депутацию от 8-го гренадерского Московского полка. Погулял. В 4 ч. у меня был Шаховской. В 6 ч. кн. Голицын и затем дядя Павел. Успел прочесть нужные бумаги до обеда.

Дорогая Бабушка. У нас все время страшные холода. Меньше 10 мороза не бывает. Я уже несколько дней не выхожу, т.к. немного простужена. Я надеюсь, что ФеликсаЕдинственный наследник богатейшей семьи Юсуповых, муж троюродной сестры Николая II, организатор убийства Распутина скоро произведут, т.к. после производства ПапаДруг детства Николая II, муж его сестры Ксении обещал его взять к себе. Тогда мы оба можем жить в Киеве и я могу часто видеть Тебя, что было бы так хорошо. Мне до сих пор досадно, что так и не удалось пожить у Тебя несколько дней. Все это было так неожиданно. Твоя любящая внучка Ирина