Новый пост
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Государь умел находить забавную сторону в любой ситуации и порой шутил над Своим новым званием, как он сказал, «бывшего». Выходит, тогда все «бывшее». «Больше не зовите Меня Императрицей, — засмеялась Государыня, — Я всего лишь “бывшая”».

В десять вечера зазвонил телефон. Горничная сообщила, что со мною желает поговорить командир Гвардейского экипажа. Читать далее

Если Императорскую Семью вынудят покинуть Царское Село, то я последую за Нею.

КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы не сказал мне ничего определенного. Единственное, на что я надеялась, — это на то, что мое замечание относительно его всемогущества пойдет мне на пользу. Я села в угол у самой двери, напряженно прислушиваясь, не доносятся ли из коридора шаги. Вскоре после полуночи появился знакомый мне адъютант и широким театральным жестом как бы обвел безмерное пространство:

— Министр разрешил Вам идти домой.

Какие я при этом испытала чувства, легче себе представить, чем описать. Читать далее

Хочу спросить у Вас, почему меня арестовали. Политикой я никогда не занималась, она меня совершенно не интересовала. Я не могу считать себя политической узницей.

Я подумывала о побеге, но комната находилась на четвертом этаже, и спуститься с такой высоты я не рискнула. Меня стала неотвязно преследовать одна мысль. Я должна увидеть КеренскогоМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы, и идея эта не оставляла меня ни на минуту, в особенности после того, как я узнала, что меня должны вскоре перевести в другую тюрьму.

Сначала Дума намеревалась вынудить Императорскую Семью выехать в Англию, но известные круги были настроены враждебно к этому предложению, так как оно было бы неодобрительно встречено лейбористами. Однако тем, кто побоялся предоставить убежище беззащитной Семье, единственная вина которой заключалась в том, что Она беззащитна, не стоило волноваться. Государь и Императрица не желали оставлять Россию. Читать далее

Услышав звуки военного оркестра и топот множества ног, мы кинулись к окнам и увидели похоронную процессию, двигавшуюся по заснеженным аллеям парка. Но это были не обыкновенные похороны: хоронили солдат, убитых в Царском Селе в первый день революции. То были красные похороны: гробы обтянуты кумачом, провожающие в кумаче, повсюду развеваются красные флаги. Издали процессия походила на реку крови, которая медленно текла по парку. Повсюду лишь два цвета — красный и белый. Суеверный усмотрел бы в этом зрелище недоброе предзнаменование. И действительно, сколько невинной крови будет пролито! Едва ли снег был белее душ молодых и прекрасных людей, которые ныне у Престола Всевышнего, Который воздаст каждому по делам его!

Сегодня я видела нового коменданта. Государь сказал Вале, что императрица чувствует себя одинокой вследствие отъезда АниЛучшая подруга императрицы и ДенПодруга императрицы Александры Фёдоровны. Но в чем же одиночество, когда у нее муж, пятеро детей и четыре дамы, разделяющие одиночество. Понятна тревога об участи ее подруги, но нельзя жаловаться на одиночество, надо плакать о великих бедствиях, накликанных ею. Я считаю, что достаточно доказала свою лояльность и верность.

Жгла письма. Обед, как обычно. Керенский, министр юстиции, забрал Лили и Аню.

Сегодня днем внезапно приехал КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы, нынешний министр юстиции, прошел через все комнаты, пожелал нас видеть, поговорил со мною минут пять, представил нового коменданта дворца и затем вышел. Он приказал арестовать бедную АнюЛучшая подруга императрицы и увезти ее в город вместе с Лили ДенПодруга императрицы Александры Фёдоровны. Погода была отвратительная и соответствовала нашему настроению!

Солдаты повели меня вниз, но посредине лестницы я замедлила шаг и посмотрела назад. Их Величества и Их Высочества по-прежнему стояли там, где мы с ними расстались. Бесцеремонно подтолкнув меня, охранники стали спускаться вместе со мной. Cтужа была лютая, ледяной ветер с воем налетал на стены Дворца, швырял мне в лицо колючие иголки снега. Я села в открытый автомобиль. Пришлось ждать АннуЛучшая подруга императрицы. Наконец появилась и она; выглядела она ужасно, глаза распухли от слез. Мы в последний раз взглянули на Императорский Дворец, где осталось мое сердце. Читать далее

Наступил вечер, мы чуть ли не падали от голода и усталости. Нам принесли немного супа, но мы и ложки не могли проглотить. То и дело в комнату заглядывали солдаты и потешались над нами. Но смех их был все же лучше грубых шуток. Некоторые из них заставляли меня краснеть от стыда. Я дрожала при мысли, что их грубость может превратиться в нечто невообразимое. К нашему удивлению, два знакомых нам адъютанта зашли к нам в комнату в сопровождении солдат в час ночи! Читать далее

Оба полка, расквартированные во Дворце, отличились множеством мелких краж — не уцелели даже ложки. Наверное, революционные воры прихватили их как «воспоминания о Царском Селе! На монотонность нам теперь грех жаловаться. 

Теперь Государь гулял в парке ежедневно и всякий раз возвращался расстроенный каким-нибудь новым знаком неуважения.

— Но ведь это же глупо, — замечал Он, — полагать, что такое их поведение покалечит Мне душу. До чего же это мелко — они пытаются унизить Меня, называя Меня «полковником». В конце концов, это очень почетное звание.

ЦесаревичНаследник российского престола почти поправился и, как прежде, носился по Дворцу. Не думаю, чтобы Он замечал какие-то перемены. Переворот никак не подействовал на Него, разве только теперь Ему недоставало некоторых знакомых Ему солдат и друзей. Это был все тот же веселый и жизнерадостный Ребенок.

Вскоре после эпизода с телефонированием из подвального этажа Коцебу уехал в Петроград. Я с нетерпением ожидала его возвращения: он обещал мне навестить моего малыша и рассказать, как дела у нас дома. Дни проходили... Я начала тревожиться и стала выяснять, что с Коцебу. Но мне ответили, что в Царском мы его больше не увидим! Я усмотрела в подобном заявлении недобрый знак, поэтому тотчас же отправилась к Государю и доложила ему о том, что узнала. Их Величества наблюдали за фрейлинами, которые прогуливались по парку, сопровождаемые часовыми. Государыня заметила, что я взволнованна. Читать далее

Выдвинуто предположение, что будущее АнастасииМладшая дочь Николая II может быть связано с Англией, и Государыня одобрила его... Мысль о том, что кто-то из Дочерей будет связан брачными узами с Англией, была близка Ее сердцу. Однако «человек предполагает, а Бог располагает». Если бы Россия не предала самое себя, если бы она осталась столь же сплоченной, как Франция, то никому бы не вздумалось приписывать германские симпатии своей Императрице. Она во всем была англичанкой — в одежде, в привычках, в Ее совершенно викторианских воззрениях. Некоторые Ее взгляды на ведение хозяйства были схожи со взглядами немецкой Hausfrau — домашней хозяйки, но даже они были английского происхождения, поскольку домовитость исстари присуща британцам.

Государыня часто была печальной. В неизменном Своем платье сестры милосердия, Она была олицетворением Милосердия в нашем мире, которому чуждо значение этого слова. С каждым часом, что я Ее знала, я все больше любила Ее.

Императрица очень похудела и постарела за эти дни. Обычно она сидела в полном молчании, никто не решался коснуться событий минувшего дня.