Новый пост
Свободная
история

Константинополь наш

Желание поставить крест над Святой Софией и установить контроль над черноморскими проливами, возможно, единственное, что объединяет императора Николая с прогрессивной Думой.

Участники: Павел Милюков, Александр Трепов, Жорж Морис Палеолог

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Покуда Россия не будет — в том ли, в другом ли способе и виде соглашения с Европой — стоять на Босфоре и Дарданеллах твердою хозяйскою ногою, до тех пор государство наше останется бездверным. И осуждены мы будем либо лазить в Европу через окна, что сопряжено с опасностью членовредителсьва, либо входить в нее через чужой двор, Германию и Австрию, что создает, вернее будет сказать продолжает, нашу зависимость от них — политическую, культурную, экономическую.

ТерещенкоПредприниматель, банкир, с марта 1917 - министр финансов сказал мне сегодня утром, что Совет напуган анархическими речами ЛенинаЛидер партии большевиков и стал более уступчивым. Я имел с ним небольшую беседу относительно Константинополя. Он сказал, что он никогда не был сторонником постоянной оккупации Константинополя Россией, потому что это было бы чистым проигрышем, и потребовало бы большого гарнизона. Читать далее

Генерал АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий приезжает в Петроград. В кабинете Военного министра под председательством последнего происходит совещание по вопросу о том, возможна ли операция захвата Константинополя и проливов. Докладывает командующий вооруженными силами Черного моря адм. КолчакКомандующий Черноморским флотом. Читать далее

Солнечный голубой день. Великая пятница. Получены для посева огородные семена. Оборудован уже у меня огород. Но не суждено нам воспользоваться плодами: пришла телеграмма — начнется смена нашего корпуса 22-м; наш, как истрепанный и истомленный, перейдет в резерв, вероятно, в Коломею. Телеграмма не сулит ему продолжительного отдыха, а взывает все «напрячь последние силы» для отражения врага. А последние-то силы уже все израсходованы. Каким-то безумным издевательством звучат все эти и приказные, и газетные призывы к продолжению войны до победного конца, могущему привести к нашему самоуничтожению и самопогребению со всеми завоеванными нами драгоценными свободами! Читать далее

Превращение Дарданелл и Босфора в русский канал, разумеется, трудно было бы совместить со строгим толкованием слов декларации. Но если бы наступили те обстоятельства, при которых стало бы возможным такое превращение, кто бы помнил слова этой декларации и кто бы решился ими аргументировать против России? Другое дело, если бы русское правительство expressis verbis отказалось от тех возможных выгод, которые были ей обеспечены международными договорами, и заявило бы этот отказ другим договаривающимся сторонам. Но этого не было, да и не могло быть сделано МилюковымЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года).

Произошла резкая перепалка между МилюковымЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) и ГучковымЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр, совпавшая по времени с выступлениями Милюкова по вопросу о Дарданеллах в духе Сазонова, которые могли привести к опасным последствиям из-за острой реакции на них в демократических кругах общественности. Защищая свою позицию, Милюков сказал: «Победа — это Константинополь, а Константинополь — это победа, и посему людям все время необходимо напоминать о Константинополе». На это Гучков резко возразил: «Если победа — это Константинополь, тогда говорите только о победе, поскольку победа возможна и без Константинополя, а Константинополь невозможен без победы... Думайте, что хотите, но говорите лишь о том, что содействует укреплению морального духа на фронте». Читать далее

Кадетский enfant terrible РодичевЧлен IV Государственной думы, кадет хорошо кричал о том, что кадеты должны непременно «отнять у Турции Армению», «аннексировать Константинополь», что они не могут убавить требования и сказать, где они остановятся в войне, — и, разумеется, все это соответствовало принятым на съезде постановлениям... Некрасов хорошо призывал к самообладанию и бесстрашию перед советской демократией, говоря, что нельзя же в самом деле быть еще хуже старого самодержца и признавать только бога да совесть...

От нервной взбудораженности вследствие свершившихся грандиозных событий плохо спал ночью. То, чего добилась теперь наконец исстрадавшаяся, измученная наша Русь, даже если бы и проиграна была кампания, — все же останется выше всяких побед на поле брани: лучше не владеть Константинополем, да иметь приличный образ правления, чем с Константинополем, да остаться при бухарском «самодержавии»!

На митингах опасно говорить о неприкосновенности личности, о том, что я свободен, и никто не может меня использовать как мясника-резуна людей. Безопасно говорить в пользу займа и войны. МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года)-министр больше всего не нравился, хотя думал поджарить Константинополь (по слухам, вся Партия народной свободы собирается открыть особый фронт и начать лично взятие Дарданелл и Константинополя).

Лидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) Дело не в Михаилах, а в проливах, не в Алексеях, а в Дарданеллах. МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года), с его нескрываемыми «империалистическими» замыслами — министр иностранных дел правительства революционной народной республики! Нет, или он поймет, что взгляды его уместны лишь для «ответственного министерства» Горемыкина, или волна продолжающейся революции смоет его с пути. А если революция на этом остановится — то лучше бы ей еще немножко подождать, не начинаться…

Сегодня в редакции после мрачного политического разговора с Гессеном я, уходя, придержал его, куда-то спешащего, и говорю (разумеется, без надежды на то, что мои слова могут иметь какое-либо действие): «Умоляю вас — откажитесь от Константинополя», — иначе говоря, от войны до победного конца. В ответ получаю нечто очень симптоматическое; сначала он с унылым видом отвернулся, затем улыбнулся грустной усмешкой и наконец произнес: «Это теперь все равно бесполезно, все равно все летит к черту!». Читать далее

В газетах речи МилюковаЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) и КеренскогоПредседатель Временного правительства; первая — с нападками на правительство, вторая — с нападками на кадетов и октябристов и с выпадами против войны и против «империалистических планов», т. е. против захвата Дарданелл. Кто‑то из депутатов, слушая эту речь, назвал Керенского «помощником Вильгельма», что и верно.

Доклад Соловьёва был отходною славянофильству и прошлого и нынешнего времени. В первые месяцы войны под влиянием военных успехов московские эпигоны славянофильства в лекциях и статьях на все лады кричали о русском Константино­поле, о православии и славянстве. Но стоило наступить лету 1915 года, ознаменованному «великим отступлением» русской ар­мии от Карпат, как вся эта национальная шумиха сгинула как не­чисть при рассвете дня. Читать далее

Чуть ли не с первого же дня вступления моего в министерство ПалеологПосол Франции в России стал просить о поддержке французских притязаний против итальянцев. В свою очередь, итальянцы относились с подозрительностью к французам. Была назначена конференция в Лондоне, где русский временный представитель Набоков немного резко, на свой страх выступил против Италии. Карлотти стал горько жаловаться, и Набокова пришлось успокаивать. Читать далее

В этот решающий момент, когда речь идёт о будущей реорганизации мира, турецкий народ как никогда нуждается в свободном голосе, который их защитит. Дипломаты хотят изгнания турок, «чуждых европейской цивилизации», и гарантии будущего мира; они хотят отдать Константинополь России. Сердце разрывается при виде того, как эти люди распоряжаются народами и их ресурсами, как хотят отдать Константинополь, турецкий город, русским, у которых нет на него никаких законных прав, только в обмен на те услуги, которые они оказали союзникам!

В этот день:

Сегодня день рождения у
Томас Элиот
+13
В Петрограде
+9
В Москве