Новый пост
Свободная
история

Алексей Толстой

Литература – чистое искусство – это отстоявшееся вино жизни. А что же я поделаю, когда вино взбаламучено и бродит, когда сам черт не разберет, что это – деготь или мед.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы
Свадьба
Работает в комиссии по печати
Вступил в «Клуб московских писателей»

Также состоят: БелыйПоэт, писатель, ХодасевичПоэт, критик, историк литературы, ЭренбургКорреспондент газеты «Биржевые ведомости», поэт и другие.

Самое интересное — это Земский союз, вся организация и работа: это не случайное и не преходящее с войной, а новая формировка общества в стройную и творческую организацию. Вырубов — один из оригинальнейших и замечательнейших людей.

Сейчас я нахожусь в неизвестности. Дело в том, что у нас организуется новое дело: передвижные по фронту мастерские для починки аэропланов; меня хотят послать для изучения деревянных частей аэропланов. На днях это должно решиться. Пока же — в неизвестности и бездельи, если не считать нескольких поездок. Нервы у меня приходят понемногу в порядок, и думаю, что за все время войны хорошо отдохну и наберусь впечатлений. Их здесь сколько угодно: семейные драмы, сложности и пр. Военные впечатления меня, представь, интересуют гораздо меньше.

Мы привязываемся к тем вещам, которые в руках у нас стареются, чиним их, и перед тем как им развалиться, любим их всего сильнее.

Литература — чистое искусство, это отстоявшееся вино жизни. А что же я поделаю, когда вино взбаламучено и бродит, когда сам черт не разберет, что это — деготь или мед.

На Кривоколенном. Девка солдату: «И вовсе она не красивая, а красивые у нее ботинки, да и те не красивые, а тонкие, тонкие».

Кухарка Таня пьет японский гриб, настоенный на спирту. Допилась чуть не до смерти.

Путешествует в Москву из Минска

В Земгоре работает 19 дружин, т.е. приблизительно 50 тысяч человек, и Земский союз хочет обставить условия жизни рабочих наилучшим образом, чтобы дружины имели бани, прачешные, помещения с достаточным количеством воздуха. Инженеры, начальники дружин пренебрегают многими необходимыми удобствами для рабочих, и моя обязанность будет ревизовать дружины, улучшать условия жизни рабочих. Завтра еду знакомиться с первым учреждением под Минском.

Все заняты по горло, говорят о делах, строят проекты, разъезжают, а по вечерам часов до трех пьют глинтвейн, который называется «горячее довольствие», и ведут холостые разговоры. Люди все очень милые.

Ну вот, я прочитал лекцию «Больная России и ее целитель ГорькийПисатель, издатель». Мог бы и не читать: ни в одной газете не было ни одного анонса, даже двух строчек не было — так что пришли какие-то лысые, равнодушные — им наплевать. Потом пошли один за другим оппоненты и стали меня на все корки отчитывать.

Хлопочу о детстком журнале. Сегодня приглашаю к Алексею ТолстомуПисатель, поэт, драматург, военный корреспондент. Видел ХодасевичаПоэт, критик, историк литературы, он уже написал для журнала милые стишки.

Переезжает в Минск

Конец войны не за горами — Германии хуже нашего во сто раз. И если будет удача на Балканах — весной можно ожидать мир. 

Живем мы мирно, большой семьей. Жизнь здесь стоит таких денег, о каких никто раньше и не думал. Но пока еще держусь — да и вообще в сравнении с ужасами, что творятся по всему свету, мы еще, слава богу, пока терпим, хотя и покряхтываем.

У ТотомьянцаТотомянц Ваан Фомич — приват-доцент Московского университета, доктор политической экономии и статистики. Теоретик кооперативного движения., профессора, который оказался очень задушевным, простым. И вся семья у него — очень приветливая. Хлопочу о детском журнале. Сегодня приглашают к Ал. ТолстомуПисатель, поэт, драматург, военный корреспондент. Видел ХодасевичаПоэт, критик, историк литературы, он уже написал для журнала милые стишки.

Родная. Я пишу это письмо, чтобы сказать тебе, что ты не имеешь права перед детьми вести такую надрывную жизнь. Тебе нельзя каждый день работать до одури, до изнеможения — ты нужна и себе, и семье. Что же ты хочешь — через год свалиться? Нужно устроить жизнь так, чтобы в городе ты имела свободное время на завтрак, на обед, на выставки картин, на театр, на лежанье в постели, а не на беготню.

Ходят, конечно, разные слухи, но слухам верить нельзя — каждый думает по-своему, в зависимости от состояния желудка, и уверяет, что имеет сведения из авторитетного источника.

К первому декабря у нас будет матерьялу на 3–4 номера детского журнала. Я пригласил Марину ЦветаевуПоэтесса, ХодасевичаПоэт, критик, историк литературы, Алексея ТолстогоПисатель, поэт, драматург, военный корреспондент, ТэффиПисательница, сотрудница журнала «Новый Сатирикон», газеты «Русское слово», Макса ВолошинаПоэт, переводчик, литературный критик, Кустодиева, Добужинского, БенуаХудожник, критик, один из основателей объединения «Мир искусства» и т.д. Написал больше сорока писем, обшарил весь Питер. Собрать в такое время сотрудников, затем зажечь их энтузиазмом к делу — вещь почти невозможная, но я постараюсь всеми нервами, чтобы журнал вышел.

Я по-прежнему нищ и бесприютен, и работаю целые дни.

Помню рассказы о намерении СтаниславскогоДиректор Московского Художественного театра, режиссер, актер и Немировича-ДанченкоТеатральный режиссер, директор-распорядитель МХТ основать новый, общедоступный театр… О репетициях в Пушкине, о том, что они набрали труппу, главным образом из любителей, игравших в Охотничьем клубе, и из учеников Немировича-Данченко в Филармонии, только что окончивших.

В числе других новых имен упоминалось имя Ольги КнипперАктриса. Прошло немного времени — впервые поднялся занавес Художественного театра. Шла трагедия ТолстогоПисатель, поэт, драматург, военный корреспондент «Царь Федор Иоаннович», и я увидела Книппер. Читать далее

В этот день:

+11
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд) «посл. данные»
2.35
Зерно
(пуд)
183.5
Валюта
(10 фунтов стерлингов)