Новый пост
Свободная
история

Давид Бурлюк

Истинное художественное произведение можно сравнить с аккумулятором, от которого исходит энергия электрических внушений.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Завели огромный лист во всю стену (рулон), и каждый мог написать на нем всё, что в голову придет. Володя про Кушнера: «Бегемот в реку шнырял, обалдев от Кушныря», обо мне по поводу шубы, которую я собиралась заказать: «Я настаиваю, чтобы горностаевую», про только что купленный фотоаппарат: «Мама рада, папа рад, что купили аппарат». Я почему-то рисовала тогда на всех коробках и бумажках фантастических зверей с выменем. Один из них был увековечен на листе с надписью: «Что в вымени тебе моем?» Бурлюк рисовал небоскребы и трехгрудых женщин, Каменский вырезал и наклеивал птиц из разноцветной бумаги, Шкловский писал афоризмы: «Раздражение на человечество накапкапливается по капле≠.

У Хлебникова никогда не было ни копейки, одна смена белья, брюки рваные, вместо подушки наволочка, набитая рукописями. Когда уезжал в другой город, наволочку оставлял где попало. Бурлюк ходил за ним и подбирал, но большинство рукописей все-таки пропало. Читать свои вещи он совсем не мог, ему становилось нестерпимо скучно, он замолкал на полуслове, говоря «и так далее». Я никогда не слышала от него ни одного пустого слова, он никогда не врал и не кривлялся, и я была убеждена в его гениальности. Читать далее

1/5
Марк Шагал. Маня режет хлеб. 1914 год

Кроме отсталости, можно упрекнуть выставку и в чрезвычайной пестроте. Это хорошо для таких собраний старых калош, для такого синклита разваливающихся от ветхости «академиков», как «Мир Искусства», доходить до беспринципного всеприятия. Это им простительно молодиться и кокетничать передовитостью на счет вновь приглашаемых членов. Но как же так допускать подобную же беспринципность, подобное же все приятие на выставке передовой и идейной? «Безобразным» было в свое время соединение Серова с Врубелем, «безобразно» и сейчас соединение Кустодиева с Кончаловским, — но разве не такое же безобразие соединение «передвижнического реализма» Давида Бурлюка с безумной импровизацией Кандинского? Наконец, что общего между игрушечностью работ г-жи Ухановой и маэстрицей Ходасевич? Или между «литературщиной» Шагала и «чистой живописностью» Поповой и Удальцовой?

В художественном бюро г-жи Добычиной состоялся вернисаж выставки картин «Современной русской живописи». В ней принимают участие 35 художников и художниц, преимущественно молодые представители «левого направления» в живописи. В одинаковой степени представлены петроградцы и москвичи. Среди последних больше футуристов, главным образом, футуристок, в том числе Попова, Удальцова, Пестель… Есть и Бурлюк. Отдельная комната отведена любопытному творчеству Кандинского. Из имен в каталоге находим Крымова, члена «Союза», давшего ряд пейзажей. Интересный автопортрет выставил Натан Альтман.

Некоторые дебютируют впервые. Так, один номер принадлежит дочери Ильи Репина — Вере Репиной.

Однажды мы с Бурлюком пошли в Архиерейку на этюды. В основном мы смотрели, как работает Давид Бурлюк. Для получения сложной и богатой живописной фактуры он отрывал и наклеивал на холст газетные обрывки и записывал их. Мы не знали, хорошо это или плохо, но восхищались его смелостью и изобретательностью. Вокруг нас всегда собирались мальчишки с ближайших улиц, оврагов. Вдруг Бурлюк и говорит, наскоро раздав им монеты (или конфеты): «Бегите, мальчишки, по улице и кричите: “Бурлюк! Бурлюк! Художник Бурлюк! Художник Бурлюк!”». Ватага бросилась по улице с криком и свистом, поднимая пыль и швыряя камни. А Бурлюк нам и говорит: «Вот так делается слава...»

«Жница» — картина с зеркальным центром, с применением различных типов поверхностей мелко-, крупнораковистых, крючковатых, занозистых.

Конечно, многие из этой буйной (в хуле и отрицании) аудитории и знать никаких там «намерений» не желают, закрывают глаза – и мечут свои трости и бумеранги злоязычные, «озорство! мальчишество!!». Читать далее

Бурлюк как-то сказал Маяковскому, что он только тогда признает его маститым, когда у него выйдет том стихов, такой толстый, что длинная его фамилия поместится поперек переплетного корешка. Когда вышло «Простое как мычание», я переплела его роскошно, в коричневую кожу, и поперек корешка было, правда, очень мелкими, но разборчивыми золотыми буквами вытиснено: «Маяковский».

Возраст: 34
Живет в: Москва
род деятельности: поэт, художник
направление: футуризм

в этот день:

Сегодня день рождения у
Луис Бунюэль
-17
В Петрограде
-16
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)