Новый пост
Свободная
история

Михаил Алексеев

Страна должна испытать всю горечь своего падения и подняться из него рукой Божьей Помощи, чтобы потом встать во всем блеске своего богатейшего народного нутра.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

В воззваниях, в приказах, на столбцах повседневной печати мы часто встречаем короткую фразу: «Отечество в опасности». Мы слишком привыкли к этой фразе. Мы как будто читаем старую летопись о днях давно минувших и не вдумываемся в грозный смысл этой короткой фразы. Но, господа, это, к сожалению, тяжелая правда. Россия погибает. Читать далее

В Петрограде съехались наши главные вояки: АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, БрусиловГенерал-адъютант, главнокомандующий Юго-Западного фронта, ГуркоГенерал от кавалерии, Драгомиров и командующий Румынским фронтов Щербачев. Все еще не сказали они, что воевать бесцельно, и признали положение угрожающим, но не безнадежным. Правительственный кризис не закончен: несомненно, будет образовано коалиционное министерство, причем военным и морским назначается КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы. В Месопотамии наши части встретили сильное сопротивление и вынуждены отойти назад. Читать далее

АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий испросил у ЛьвоваМинистр-председатель Временного правительства, ранее председатель Всероссийского земского союза и Союза городов разрешение прибыть нам экстренным поездом в Петроград. Прибыли мы утром, на вокзале был выставлен почетный караул, а встретил нас военный министр КеренскийМинистр юстиции, ранее член IV Государственной Думы, вновь назначенный на эту должность вследствие отказа ГучковаЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр. Меня удивило то, что я увидел. Невзирая на команду «Смирно», солдаты почетного караула продолжали стоять вольно и высовывались, чтобы на нас смотреть, на приветствие Алексеева отвечали вяло и с усмешкой, которая оставалась на их лицах до конца церемонии; наконец, пропущенные церемониальным маршем, они прошли небрежно, как бы из снисхождения к Верховному главнокомандующему. Читать далее

Я считаю необходимым говорить совершенно откровенно. Нас всех объединяет благо нашей свободной родины. Пути у нас могут быть различны, но цель одна — закончить войну так, чтобы Россия вышла из нее, хотя бы и уставшею и потерпевшею, но отнюдь не искалеченной. Только победа может дать нам желанный конец. Тогда только возможна созидательная работа. Но победу надо добыть; это же возможно только в том случае, если выполняются приказания начальства. Если начальству не подчиняются, если его приказания не выполняются, то это не армия, а толпа.

Предполагаю уступить Корнилову командование Петербургским округом, перевести его на фронт и думал его перевести в Псков.

Вернулся в Петроград вместе с АлексеевымНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий по предложению ГучковаЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр, — собраться у него на квартире для обсуждения вопроса о документе, известном под именем «Декларация прав солдат». Эта декларация вырабатывалась особой комиссией при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов. Алексеев, когда началось чтение, встал и сказал: «Я, как главнокомандующий, не могу обсуждать вопроса о том, как окончательно развалить ту армию, которой я командую, поэтому обсуждать вопрос я не буду и от дальнейшего участия отказываюсь». Читать далее

Четверо главнокомандующих встретились в штаб-квартире генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий. Духонин по своему обыкновению отмалчивался. Остальные сотрудники командующих пришли к выводу, что принятие новых правил приведет к увеличению числа нарушений военных законов, а главное — к еще большему упадку дисциплины. После обсуждения я высказался в том смысле, что не исключаю возможности обратиться к Временному правительству с общим заявлением всех военных руководителей высшего ранга о своем вынужденном уходе в отставку в случае принятия декларации о правах военнослужащих. Читать далее

Вечером я уехал в Псков, где в это время происходил совет командующих армиями, где был АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, РузскийГлавнокомандующий армиями Северного фронта и целый ряд представителей армий — командующих армиями или начальников штаба всего фронта. В Пскове были выслушаны доклады отдельных начальников. Картина, выяснившаяся при этом, превзошла все мои худшие ожидания. Читать далее

Действительно — МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) заварил такую кашу, которую ни ему, ни всему правительству не расхлебать. Читать далее

Генерал АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий приезжает в Петроград. В кабинете Военного министра под председательством последнего происходит совещание по вопросу о том, возможна ли операция захвата Константинополя и проливов. Докладывает командующий вооруженными силами Черного моря адм. КолчакКомандующий Черноморским флотом. Читать далее

Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань уже совсем рядом. Она уже пережила бурю, когда все обрушилось на нее. Все жертвы были принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена. Читать далее

Все растет и растет в моей душе обида на Государя. Великое зло принес он России позорным финалом своего жалкого царствования. Неужели он не видел сам, что не способен быть самодержцем и управлять огромным, сложным государством. Все более и более грязи выливается в газетах на царскую фамилию... Но более всего на меня произвело впечатление сообщение генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий с характеристикой Государя как безвольного, поверхностного, вечно под чьим-либо влиянием находившегося, душевно неглубокого человека, только мешавшего работе на фронте.

Я приехал в Ставку и тотчас был принят АлексеевымНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий. Алексеев, конечно, обиделся. Я снова, как и в министерстве, указал ряд мотивов против своего назначения, и в том числе отсутствие всякого влечения к штабной работе. Просил генерала Алексеева совершенно откровенно, не стесняясь никакими условностями, как своего старого профессора, высказать свой взгляд, ибо без его желания я ни в каком случае этой должности не приму.

Алексеев говорил вежливо, сухо, обиженно и уклончиво: масштаб широкий, дело трудное, нужна подготовка, «ну что же, будем вместе работать...».

Я явился к военному министру ГучковуЛиберал-консерватор, оппозиционер, член IV Государственной думы, с 15 марта 1917 года - военный и морской министр, с которым раньше никогда не приходилось встречаться. От него я узнал, что правительство решило назначить Верховным главнокомандующим генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий. Вначале вышло разногласие: Родзянко и другие были против него. РодзянкоПредседатель IV Государственной думы предлагал БрусиловаГенерал-адъютант, главнокомандующий Юго-Западного фронта... Теперь окончательно решили вопрос в пользу Алексеева. Но, считая его человеком мягкого характера, правительство сочло необходимым подпереть Верховного главнокомандующего боевым генералом в роли начальника штаба. Остановились на мне. Читать далее

Я получил приказы великого князя Николая НиколаевичаДядя Николая II, внук Николая I и генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, которые я и объявил в приказе по дивизии; тяжело было очень удостовериться в этом совершившемся факте — уходе великого князя из армии. Одновременно получено было известие и об уходе Эверта. Главнокомандующим армиями Западного фронта назначен был ГуркоГенерал от кавалерии. Мне было очень жаль Эверта — этого достойнейшего и благороднейшего человека. Хотя против назначения Гурко сказать ничего нельзя было, и в боевом отношении он представлял собой даже более крупную величину, чем Эверт. Смена эта совпала о введением в частях армии комитетов, с которыми Эверт примириться не мог.

Временное правительство, прежде чем окончательно решить вопрос об утверждении Верховным Главнокомандующим генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, обращается  просьбой сообщить вполне откровенно и незамедлительно ваше мнение об этой кандидатуре.

Нам прочли длинную телеграмму генерала АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, полную беспросветного пессимизма, о начинающейся дезорганизации правительственного аппарата и развале армии. В качестве противодействующего средства против развала армии намечалась... посылка государственно мыслящих делегатов из состава Думы и Совета рабочих и солдатских депутатов на фронт для убеждения... На всех телеграмма произвела одинаковое впечатление: Ставка выпустила из своих рук управление армией. Читать далее

Наши представители указали Временному правительству на то, что они не выполняют данных обещаний об оповещении Исполнительного комитета о всех важных мероприятиях правительства. Временное правительство отрицает этот факт, считая, что они всегда считаются с Исполнительным комитетом, но вина заключается в отсутствии такого эластичного органа, при помощи которого можно было бы своевременно вас извещать. Вообще, не Временное правительство игнорирует Исполнительный комитет, а наоборот, Исполнительный комитет часто действует не в контакте с Временным правительством… Что же касается требования смещения генерал-майора АлексееваНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий, то он сам хочет уйти. Николай НиколаевичДядя Николая II, внук Николая I уже смещен. О созыве Учредительного собрания в Москве и речи быть не может.

Сегодня утром у меня состоялся длинный разговор с Поливановым, который очень оптимистично смотрит на будущее. Он считает, что АлексеевНачальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий слишком усердствовал с дисциплиной. (Лишь одному богу известно, как долго хоть какая-то дисциплина может продолжаться с этими людьми, которые ведут себя как дети.) Он подчеркнул необходимость поддержки Временного правительства. Я заверил его в том, что мы должны сделать все возможное в этом направлении, и откровенно добавил, что это делается не только на благо России, но и для продолжения российского участия в войне вместе с союзниками.

Отречение Михаила Александровича произошло на Миллионной, 12, в квартире, куда он попал случайно, не найдя ночлега в Пе­тербурге. Приехал поздно из Царского и бродил пешком по улицам. В Царское же он тогда поехал с миссией от Родзянки, повидать Александру Федоровну. До царицы не добрался, уже высаживали из автомобилей. Из кабинета Родзянки он и говорил прямым проводом с Алексеевым. Но все было уже поздно.

 

Возраст: 59
Живет в: Могилев
Интересы: военное дело, история военного дела, преподавание
Должность: главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта, начальник штаба Верховного главнокомандующего, с 24 марта 1917 года - Верховный главнокомандующий
Звание: генерал-адъютант

В этот день:

+11
В Петрограде
+10
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
31.5
Лён отборный
(пуд) «посл. данные»
2.35
Зерно
(пуд)
183.5
Валюта
(10 фунтов стерлингов)