Новый пост
Свободная
история

Максим Горький

Я не стесняюсь писать правду, когда хочу этого.

Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Вечером «концерт» у Добычиной. Читал что-то сам Горький! Что-то из собственного прошлого. То, что дошло урывками до моих ушей (я опоздал и устроился в соседнем зале), показалось мне и интересным, и милым, но его поминутное покашливание и, вообще, его глухой голос не способствуют наслаждению, а в течение целых периодов и разумению. Со мной, по обыкновению, ласков. Требует свидания, и непременно вдвоем. В общем же, никак не могу отделаться от своего рода чувства недоверия к этому пленительному человеку. Все время чую в нем хитрого русского мужичка, а то и «колдуна — деревенского». У меня это чувство появилось при первом же знакомстве с Горьким, да оно намечалось и раньше, когда я знакомился с его литературой.

Днем звонил Горькому в ответ на его письмо. Обмен любезностями. 

Морозы здесь — лапландские!

Сейчас получил сообщение: застрелился прапорщик Борис Юрковский, сын брата Марии Федоровны, очень славный парень, которого никто не любил. Он был такой маленький, наивный и прямодушный. За это над ним смеялись. Еще недавно он командовал ротой на тушении пожара мельницы Шмит и получил за умные распоряжения благодарность в приказе по войскам. Его отец — потерянный человек, дрянцо, живущее с какой-то кухаркой.

Ах, чорт возьми эту пакостную жизнь! Как бьет по сердцу.

С «Лучом» у меня плохо, с «Летописью» — неважно, с «Парусом» — хорошо. Работаю, как слон. Простудился, потерял голос, чихаю. Но — ничего!

Жизнь все более становится кошмаром, особенно трудно тем, у кого уже нет личной жизни. Личная жизнь — это все-таки мирок — хотя часто грязненький и неуютный — где можно отдохнуть.

Когда я издохну, многие болваны будут весьма поражены моей работоспособностью. Это, наверное, самое лучшее качество мое и, пожалуй, — единственно хорошее.

Получил письмо от Горького с извинением, что он меня не узнал за обедом у Шуры. Я долго не мог разобрать, от кого это письмо и кто меня мог якобы обидеть. Письмо подписано А. Пешков, неразборчиво. Оно довольно наивно, но мило по намерению. Наконец я дошел до Горького. 

Вчера на совещании по обороне в Мариинском дворце министр путей сообщения доложил: на Николаевской железной дороге топлива осталось на четыре дня всего, на других — не лучше, есть дорога, где топлива на два дня! Вот почему и прекращается товарное движение. 36 000 вагонов стоят на разных путях, груженные всякими продуктами, но нет паровозов, большинство имеющихся — испорчены.

Положение критическое. Если движение будет остановлено на две недели — начнется голод. Здесь уже нет муки. 

Рабочая группа при Центральном военно-промышленном комитете арестована. Худо, тревожно и делать тебе нечего.

Дорогой Алексей Максимович. Князев вчера показал мне Ваше письмо к нему с добрыми словами обо мне, которые меня очень тронули и обрадовали. Грустно сознавать, что живем в одном городе, а не видимся. А теперь уже и не увидимся кто знает, сколько времени. Мерзавец Протопопов выслал-таки меня из Петрограда. Постановление уже состоялось, жду его мне объявления, а затем и в путь, не зная, какой город выбрать. Хорошо бы застрять в Твери, а то в Рыбинск, что ли, к Золотареву. Ну, до свидания. Желаю Вам всего хорошего и обнимаю Вас от всего сердца.

Ваш Ал. Амфитеатров

Дорогой Владимир Галактионович!

Ваша брошюра давно уже сверстана, и типография — Мамонтова, в Москве, — скоро приступит к печатанию. Причиной замедления послужили какие-то технические неурядицы, столь обычные в наши дни. Печатаем, как я извещал Вас, 150 000.

1/3
Продавцы макарон. Неаполь. 1890—1900 годы

В 7 обедал у Бенуа, там Горький с Добычиной. Горький очень приятен. Превосходно рассказывал о Неаполе, Капри, Помпеях, о нравах, праздниках и обычаях. Праздник Пиа ди Гротте в 2–3 местах Неаполя — небольшая черная процессия, дама и ее свита встречается с переодетым каким-нибудь парикмахером или сапожником, Христом. Дама подымает покрывало, из него вылетает стая голубей. Встреча Озириса и Изиды. Неаполь он очень любит и очень хвалит. После обеда тотчас ушел.

Сообщая о Горьком, забыл упомянуть еще одну существенную деталь: деньги на газетуРадикально-демократическая газета, которую Горький пытается создать зимой 1917 года. дает КоноваловАлександр Коновалов — крупный российский предприниматель и политический деятель. Депутат IV Государственной думы. Один из организаторов Прогрессивного блока.. По-видимому, газету основывают круги, недовольные трусостью кадетов, но столь же патриотические.

Я очень рекомендую тебе не ездить сюда, Катя!

Cтоит ли некоторые стихи посылать Бунину, он ведь гораздо тоньше Г-го, а Горькому я пошлю отрывки из «Зыби». Бунин сейчас в Москве, я узнал его адрес. 

Дорогой Владимир Галактионович! Обращаюсь к вам с покорной просьбой. Здесь организовалась и в конце января выйдет газета «Луч». Хочется сделать газету бодрой, удобочитаемой и веселой. Широко ставим провинциальный и областной отделы. От себя лично и от имени моих товарищей я убедительно прошу вас о сотрудничестве — согласитесь, Владимир Галактионович!

Было бы грустно, если бы почтенное и прекрасное ваше имя не явилось среди сотрудников этой газеты.

На дворе свирепый холод, и даже в кафе не отогреваешься как следует. Сегодня имел из Питера письмо от ЕрманскогоОсип Ерманский — социал-демократ, меньшевик, теоретик в области рационализации производства и организации труда., который, между прочим, горько жалуется на «Летопись«Летопись» — ежемесячный литературный, научный и политический журнал, издавался в Петрограде в 1915—1917 годах. Одним из основателей журнала был Максим Горький.», безалаберность и дилетантизм ее редакции. В конце концов, он бросил вести там внутреннее обозрение. Беда, когда журналом командует такой политический дилетант, как Горький

Дорогой Валерий Яковлевич!

Выходит газета «ЛучРадикально-демократическая газета, которую Горький пытается создать зимой 1917 года.», ее направление — радикально-демократическое, литературный отдел буду вести я. Прошу вас о сотрудничестве. Условия — какие вам угодно. Если вы дадите к 25-му января стихи, статью или рассказ — очень обрадуете. Мне кажется, что нам судьба работать вместе; по крайней мере, я очень хотел бы Вашей помощи, Вашего доброго совета во всех моих затеях. Не ошибаюсь в расположении Вашем?

Будьте добры ответить о согласии или несогласии телеграммой.

Крепко жму руку.

Ваш А.Пешков

Посылаю марки, полученные из Италии. Сижу в Питере — хороша здесь погода, словно бы и не Питер. А вас, злоумышленников, на военное положение перевели? Так вам и надобно, живите смирно, слушайтесь начальства.

Будь здоров. Поклон матери.

А.

в этот день:

Сегодня день рождения у
Луис Бунюэль
-17
В Петрограде
-16
В Москве
Индексы
24.68
Мясо парное
(1 сорт, пуд)
35
Лён отборный
(пуд)
2.35
Зерно
(пуд)
144
Валюта
(10 фунтов стерлингов)