Новый пост
ENGLISH
Свободная
история
Свободная
история
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы

Председатель. Вы, вероятно, будете отрицать, что знали, кто он, а у нас нет пока данных утверждать, что вы знали… Но я вам скажу: это человек, которого союзные с нами правительства, так сказать, считают шпионом, устанавливают за ним наблюдение… Как же русский министр внутренних дел попадает во время войны в такую историю: вступает в сношения, посылает такую, в высшей степени любезную телеграмму человеку, который, и по данным русской полиции, и по данным наших союзников, в том числе и англичан, — человек подозрительный, бывший австрийский подданный, недавно принявший американское подданство?

Протопопов. Я не считал, что я состою с ним в сношениях… А что я ему ответил любезной телеграммой, это правда: я ответил любезной телеграммой…

Председатель. Теперь, когда мы текст телеграммы отчасти огласили, вы говорите, что ответили любезной телеграммой. Раньше вы нам ответили, что, получив неблагоприятные для Перрена сведения от департамента полиции, вы лишь сослались на военные обстоятельства и отказали ему во въезде в Россию.

Протопопов. Правда, правда… Это я помню…

Председатель. Вы видите: телеграмма содержит в себе несколько иное ваше настроение, не ограничивается сухим отказом во въезде.

Протопопов. Нет, сухого отказа не было, потому что у меня оставался интерес к некоторым предсказаниям… Это верно. Но, понятное дело, я с ним никаких сношений не мог иметь…

Смиттен. Благоволите сказать, какую сумму вы заплатили ему за гадание?

Протопопов. Двести рублей — за один сеанс… Но нас было несколько человек…

Руднев. Не можете ли вы мне ответить, какого рода гадание, какой разговор происходил у вас, — если это не касалось вашей семейной жизни?

Протопопов. Он смотрел на руку… По-английски разговор у нас происходил…

Руднев. Но о чем?

Протопопов. Ну, например, отгадал, как зовут мою мать: заставил меня думать — и отгадал!… Я был с женой, дочерью, beau-frere'ом — нас было несколько человек.

Председатель. Вам известно, что этот человек ездил к русской границе для секретных свиданий с некоторыми русскими?

Протопопов. Нет, не знаю… Подробностей я совершенно не знаю про него.

Председатель. Это не подробность, и это факт!

Протопопов. Мне это не было сообщено… Вообще, про шпионаж в Министерстве внутренних дел ничего не знали.

Смиттен. Каким образом возник вопрос о выдаче ему паспорта для въезда в Россию?

Протопопов. Вот это — через меня…

Смиттен. Какие шаги вы предприняли в этом направлении?

Протопопов. Никаких… Я просто сказал директору департамента полиции: «Нельзя ли устроить ему паспорт?»…

Смиттен. Поручая такое дело директору департамента полиции, вы установили сначала, кто этот господин?

Протопопов. Ведь иначе нельзя! Для того чтобы приехать в Россию, нужно в генеральном штабе узнать, можно ли этому человеку приехать…

Смиттен. Когда вы поручали выдать паспорт Перрену, вы знали, какой тут порядок?

Протопопов. Нет, не знал. Я узнал, когда мне сказали…

Смиттен. Значит, на том основании, что он вам гадал за два года перед тем, вы сочли возможным пустить его в Россию во время войны, не зная, кто он такой?

Протопопов. Я не думал об этом…

Смиттен. Ведь инициатива выдачи паспорта принадлежит вам?

Протопопов. Вы, действительно, вопрос остро ставите! Действительно, это верно… Но, во всяком случае, паспорт выдает ведь не министр внутренних дел, а выдает директор департамента полиции. Я туда и обратился: может он приехать или нет? А уж там — они сами знают…

Смиттен. Значит, вы обратились не императивно к департаменту полиции, чтобы устроить такой-то паспорт?

Протопопов. Нет, нет!

Смиттен. Вы лишь спрашивали, может ли он приехать?

Протопопов. Не помню, в какой форме… Но, во всяком случае, как только было сказано, что нельзя…

Смиттен. Не можете ли вы сказать, какому лицу вы передали вашу телеграмму к Перрену?

Протопопов. Директору департамента полиции, тому же Васильеву.

Председатель. Следует ли понимать вас таким образом, что, за исключением той телеграммы, часть которой я здесь огласил, вы не состояли ни в какой ни телеграфной, ни почтовой переписке с этим Карлом Перреном?

Протопопов. Кажется, две или три телеграммы послал… В ответ на каждое его письмо я посылал телеграммы.

Председатель. Значит, были и другие телеграммы?

Протопопов. Раньше, когда я думал, что он может приехать…

Председатель. Нас интересует тот период вашей жизни, когда вы были министром.

Протопопов. До этого времени у меня не было никаких письменных сношений с Перреном. Они начались, как только я был назначен министром внутренних дел. Он мне прислал необыкновенно хорошее письмо — необыкновенно хорошее!

Председатель. Вы думаете, что оно сохранилось?

Протопопов. Я думаю, что сохранилось, вот тут (показывает на левую сторону стола).

Председатель. Где, в Министерстве внутренних дел или у вас на квартире?

Протопопов. У меня на квартире. Я показывал многим лицам это письмо… Многим лицам показывал…

Председатель. Значит, вы продолжаете утверждать, что, возвращаясь с русской депутацией в Россию, вы с Перреном в Стокгольме не виделись?

Протопопов. Нет, не виделся.

Иванов. Вы изволили один раз с ним видеться в Петрограде в «Гранд-Отеле». Кто его вам рекомендовал? Откуда вы о нем узнали?

Протопопов. Я в газетах вычитал, переговорил с ним по телефону, а вечером поехал…

Иванов. А вы не знаете: он долго жил в Петрограде?

Протопопов. Долго.

Председатель. Почему вы думаете?

Протопопов. Он мне сказал тогда, что долго жил…

Руднев. Вы сказали, что он очень хорошее письмо прислал… Почему вы считаете это письмо хорошим?

Протопопов. Например, он мне пишет: вот такие-то дни (вообще, как гадальщик), такие-то дни для вас опасны, такие-то плохие, потом — Сатурн, Юпитер… Мне все это нравилось!

Завадский. Мне бы хотелось знать о времени посылки вами последней телеграммы?

Протопопов. Не могу вам сказать, положительно не могу: так у меня в голове спутались сроки!

Завадский. Вы посылали телеграмму в то время, когда в Петрограде восстание началось?

Протопопов. Нет… т.е. какое восстание?

Завадский. Февральские дни.

Протопопов. Нет!

Завадский. Есть сведения, что ваша телеграмма была послана 27 февраля…

Протопопов. Господи Иисусе! Как это может быть? Русского стиля?

Завадский. Вот это-то и любопытно…

Протопопов. Русского стиля? Нет, это положительно невозможно.

Председатель. А по новому стилю возможно? Т.е., что это было 14 февраля по нашему стилю…

Протопопов. Нет, этого не может быть… Положительно невозможно!

Председатель. Вопрос исчерпан.

✍    Также в этот день

Весну я встретил на вершине цветущей черемухи, на самой верхушке дерева, около Харькова. Между двумя парами глаз была протянута занавеска цветов. Каждое движение веток осьпало меня цветами. Позже звездное небо одной ночи я наблюдал с высоты несущегося поезда; поду­мав немного, я беспечно заснул, завернувшись в серый плащ са­ратовского пехотинца. На этот раз мы, жители верхней палубы, были усеяны черной черемухой паровозного дыма, и когда поезд остановился почему-то в пустом поле, все бросились к реке мыться, а вместо полотенца срывали листья деревьев Украины.

Мы целый месяц все парили в облаках и теперь начинаем спускаться на землю и с грустью соглашаемся, что полная свобода русскому человеку дана еще несколько преждевременно. И ленив он, и недалек, и не совсем нравственен. И, что горько особенно, нет сейчас «пророка в нашем отечестве». Какая жалость, какая скорбь, что Толстой не дожил до наших злосчастных дней.

1/6
Цесаревич Николай Александрович и принцесса Аликс. Апрель 1884 года

День нашего обручения (23 года).

Тихо справляли 23-ю годовщину нашей помолвки! Погода простояла весенняя и тёплая. Утром долго гулял с АлексеемНаследник российского престола. Узнали, почему вчерашний караул был такой пакостный: он был весь из состава солдатских депутатов. Зато его сменил хороший караул от запасного батальона 4-го стрелкового полка. Работали у пристани из-за толпы и наслаждались тёплым солнцем.

Сегодня произошел очередной «перворотный» турнир в шахматы, занимавший меня, по обыкновению, до невероятности. Появились новые участники — Орлов и Аничков. Последний взял первый приз, а затем удивил меня, сев за рояль и сыграв в бешеном темпе финал «Апассионаты» Бетховена. Турнир заставил даже забыть о весьма беспокойных слухах о немцах, которые, пользуясь дезорганизацией нашей армии и расстройством обороны Финского залива, заносили удар на Петроград и будто уже заняли остров Эзель. Читать далее

Рекомендуемые герои Все
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Джон Рид
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Великий князь Дмитрий Павлович
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Вера Судейкина
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Великая княжна Мария
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Василий Каменский
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Анна Ахматова
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Павел Милюков
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Джек Лондон
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Лариса Рейснер
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Великая княжна Татьяна
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Артур Конан Дойл
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Валентин Катаев
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Айседора Дункан
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Кира Аллендорф
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Анри Матисс
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Петроградский Совет рабочих и...
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Корней Чуковский
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Петр Кропоткин
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Анна Павлова
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Александр Бенуа
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Федор Шаляпин
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Алексей Шахматов
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Сергей Григорьев
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Александр Замараев
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Чарли Чаплин
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Александр Блок
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Мария Бочкарева
Вы подписаны
Подписаться
Подпишитесь на 
героя и вы будете первыми получать 
его посты
Лиля Брик
Вы подписаны
Подписаться

Нижний Новгород. Прибыль воды в Волге и Оке ежедневно повышается на 12-14 вершков. Левобережные волжские луга и поля на огромном пространстве затоплены. Прибыл первый пароход с пассажирами из Мурома. Он шел все время во льдах. Вечером он отправился с пассажирами и небольшим грузом вверх по Оке. С утра на Волге сплошной ледоход, вечером мелкий лед.

Между Гельсингфорсом и Выборгом — ждущие нас корреспонденты разных газет: в глазах любопытство, но и какая-то опаска. Сообщают, что в Питере приготовлено все для «подобающей встречи». Значение этого слова нам еще абсолютно неизвестно. И вот — Петроград. Первою бросается в глаза фигура Абрама ГоцаЛидер эсеровской фракции в Петросовете.. Он как будто почти не изменился. Манеры его по-прежнему быстрые, точные и деловитые, но приобрет­шие необычайную уверенность. И все кругом ждет его ука­заний. Уж не назначен ли он петроградским градоначальни­ком? Или власть в Петрограде захвачена партией с.-р.? Читать далее

При разрешении вопроса о выборе места для памятника жертвам революции, надо вспомнить слова Николая Тургенева в его книге «Россия и русские»: «Через сто лет эшафот (декабристов) послужит пьедесталом для статуи мучеников». Мне кажется, что русское общество этот завет должно выполнить.

Когда МилюковЛидер Конституционно-демократической партии, министр иностранных дел Временного правительства (с 15 марта 1917 года) недавно уверял меня, что ЛенинЛидер партии большевиков безнадежно дискредитировал себя перед Советом своим необузданным пораженчеством, он лишний раз был жертвой оптимистических иллюзий. Авторитет Ленина, кажется, наоборот, очень вырос в последнее время. Что не подлежит сомнению, так это то, что он собрал вокруг себя и под своим начальством всех сумасбродов революции; он уже теперь оказывается опасным вождем. Читать далее

статья

Чудо доктора Гейзера

Замкнуто одиноко живу. Тихо, очень тихо. Может быть, это хорошо, мне ка­жется, я отдохнула немного от зимы, сплю. Но бывают минуты такой острой тоски. Хочется, чтобы играла музыка, смея­лись лица, играли чувства, слова, улыбки. Вся «общественность», облепившая все вокруг, всю жизнь, нестерпима для меня. И чувствую себя — за чертой, без всякого внимания к своей милой личности, одинокой до крайности. Читать далее

Убеждения гражданского долга так настойчивы, полномочия так широки, что теряю все поводы отказаться. Соберитесь пока обсудить, как театр мог бы обойтись без меня один сезон. Немирович-Данченко.

У меня почти три часа сидел НемировичТеатральный режиссер, директор-распорядитель МХТ, с которым я говорил по поводу предложения, сделанного ему ГоловинымХудожник, сценограф, декоратор, член Академии художеств. Главный художник Императорских театров Участник объединения Мир искусств, заняться переустройством и выработкой нового положения для государственных театров. Читать далее

Едем в Заамурские полки. Грязь непролазная. Лошади еле тащат. На ночь останавливаемся в одном из городков, где расположены санчасть дивизии и тыловые учреждения.

Спрашиваем: Читать далее

Самое счастливое время в моей жизни… Я чувствую, что никогда не смогу оценить все то, что вы подарили мне… Боюсь, я никогда не смогу отплатить вам тем же, если не считать глубочайшей признательности за вдохновение, подаренное вами.

В этот день:

+8
В Петрограде
+9
В Москве