Новый пост
ENGLISH
Продолжение проекта в «Карте истории»
Свободная
история
01.11.16 02.11.16 03.11.16 04.11.16 05.11.16 06.11.16 07.11.16 08.11.16 09.11.16 10.11.16 11.11.16 12.11.16 13.11.16 14.11.16 15.11.16 16.11.16 17.11.16 18.11.16 19.11.16 20.11.16 21.11.16 22.11.16 23.11.16 24.11.16 25.11.16 26.11.16 27.11.16 28.11.16 29.11.16 30.11.16 01.12.16 02.12.16 03.12.16 04.12.16 05.12.16 06.12.16 07.12.16 08.12.16 09.12.16 10.12.16 11.12.16 12.12.16 13.12.16 14.12.16 15.12.16 16.12.16 17.12.16 18.12.16 19.12.16 20.12.16 21.12.16 22.12.16 23.12.16 24.12.16 25.12.16 26.12.16 27.12.16 28.12.16 29.12.16 30.12.16 31.12.16 01.01.17 02.01.17 03.01.17 04.01.17 05.01.17 06.01.17 07.01.17 08.01.17 09.01.17 10.01.17 11.01.17 12.01.17 13.01.17 14.01.17 15.01.17 16.01.17 17.01.17 18.01.17 19.01.17 20.01.17 21.01.17 22.01.17 23.01.17 24.01.17 25.01.17 26.01.17 27.01.17 28.01.17 29.01.17 30.01.17 31.01.17 01.02.17 02.02.17 03.02.17 04.02.17 05.02.17 06.02.17 07.02.17 08.02.17 09.02.17 10.02.17 11.02.17 12.02.17 13.02.17 14.02.17 15.02.17 16.02.17 17.02.17 18.02.17 19.02.17 20.02.17 21.02.17 22.02.17 23.02.17 24.02.17 25.02.17 26.02.17 27.02.17 28.02.17 01.03.17 02.03.17 03.03.17 04.03.17 05.03.17 06.03.17 07.03.17 08.03.17 09.03.17 10.03.17 11.03.17 12.03.17 13.03.17 14.03.17 15.03.17 16.03.17 17.03.17 18.03.17 19.03.17 20.03.17 21.03.17 22.03.17 23.03.17 24.03.17 25.03.17 26.03.17 27.03.17 28.03.17 29.03.17 30.03.17 31.03.17 01.04.17 02.04.17 03.04.17 04.04.17 05.04.17 06.04.17 07.04.17 08.04.17 09.04.17 10.04.17 11.04.17 12.04.17 13.04.17 14.04.17 15.04.17 16.04.17 17.04.17 18.04.17 19.04.17 20.04.17 21.04.17 22.04.17 23.04.17 24.04.17 25.04.17 26.04.17 27.04.17 28.04.17 29.04.17 30.04.17 01.05.17 02.05.17 03.05.17 04.05.17 05.05.17 06.05.17 07.05.17 08.05.17 09.05.17 10.05.17 11.05.17 12.05.17 13.05.17 14.05.17 15.05.17 16.05.17 17.05.17 18.05.17 19.05.17 20.05.17 21.05.17 22.05.17 23.05.17 24.05.17 25.05.17 26.05.17 27.05.17 28.05.17 29.05.17 30.05.17 31.05.17 01.06.17 02.06.17 03.06.17 04.06.17 05.06.17 06.06.17 07.06.17 08.06.17 09.06.17 10.06.17 11.06.17 12.06.17 13.06.17 14.06.17 15.06.17 16.06.17 17.06.17 18.06.17 19.06.17 20.06.17 21.06.17 22.06.17 23.06.17 24.06.17 25.06.17 26.06.17 27.06.17 28.06.17 29.06.17 30.06.17 01.07.17 02.07.17 03.07.17 04.07.17 05.07.17 06.07.17 07.07.17 08.07.17 09.07.17 10.07.17 11.07.17 12.07.17 13.07.17 14.07.17 15.07.17 16.07.17 17.07.17 18.07.17 19.07.17 20.07.17 21.07.17 22.07.17 23.07.17 24.07.17 25.07.17 26.07.17 27.07.17 28.07.17 29.07.17 30.07.17 31.07.17 01.08.17 02.08.17 03.08.17 04.08.17 05.08.17 06.08.17 07.08.17 08.08.17 09.08.17 10.08.17 11.08.17 12.08.17 13.08.17 14.08.17 15.08.17 16.08.17 17.08.17 18.08.17 19.08.17 20.08.17 21.08.17 22.08.17 23.08.17 24.08.17 25.08.17 26.08.17 27.08.17 28.08.17 29.08.17 30.08.17 31.08.17 01.09.17 02.09.17 03.09.17 04.09.17 05.09.17 06.09.17 07.09.17 08.09.17 09.09.17 10.09.17 11.09.17 12.09.17 13.09.17 14.09.17 15.09.17 16.09.17 17.09.17 18.09.17 19.09.17 20.09.17 21.09.17 22.09.17 23.09.17 24.09.17 25.09.17 26.09.17 27.09.17 28.09.17 29.09.17 30.09.17 01.10.17 02.10.17 03.10.17 04.10.17 05.10.17 06.10.17 07.10.17 08.10.17 09.10.17 10.10.17 11.10.17 12.10.17 13.10.17 14.10.17 15.10.17 16.10.17 17.10.17 18.10.17 19.10.17 20.10.17 21.10.17 22.10.17 23.10.17 24.10.17 25.10.17 26.10.17 27.10.17 28.10.17 29.10.17 30.10.17 31.10.17 01.11.17 02.11.17 03.11.17 04.11.17 05.11.17 06.11.17 07.11.17 08.11.17 09.11.17 10.11.17 11.11.17 12.11.17 13.11.17 14.11.17 15.11.17 16.11.17 17.11.17 18.11.17 19.11.17 20.11.17 21.11.17 22.11.17 23.11.17 24.11.17 25.11.17 26.11.17 27.11.17 28.11.17 29.11.17 30.11.17 01.12.17 02.12.17 03.12.17 04.12.17 05.12.17 06.12.17 07.12.17 08.12.17 09.12.17 10.12.17 11.12.17 12.12.17 13.12.17 14.12.17 15.12.17 16.12.17 17.12.17 18.12.17 19.12.17 20.12.17 21.12.17 22.12.17 23.12.17 24.12.17 25.12.17 26.12.17 27.12.17 28.12.17 29.12.17 30.12.17 31.12.17 01.01.18 02.01.18 03.01.18 04.01.18 05.01.18 06.01.18 07.01.18 08.01.18 09.01.18 10.01.18 11.01.18 12.01.18 13.01.18 14.01.18 15.01.18 16.01.18 17.01.18 18.01.18 19.01.18 20.01.18 21.01.18 22.01.18 23.01.18 24.01.18 25.01.18 26.01.18 27.01.18 28.01.18 29.01.18
Без вымысла

Проект 1917 — это события, произошедшие сто лет назад и описанные их участниками. Только дневники, письма, воспоминания, газеты и другие документы.
Проект начинается 14 ноября 1916 и заканчивается 18 января 1918.

За спиною революции ведется какая-то нечестная игра. Почему Временное правительство, давно объявившее, что вооруженное выступление на улицы столицы не допускается, и запретившее это выступление, тем не менее допу­стило это выступление и допустило убийство 400 человек неповинных людей, не дав товарищу Половцову накануне тех распоряжений, которые оно дало лишь через два дня? Почему не были за два дня разведены мосты и этим были допущены уголовные элементы ленинцев и бунтуемых ими рабочих Выборг­ского района к Государственной думе, на Литейный просп. и на Невский проспект, где совершились и совершались расстрелы, убийства и всякая уго­ловная мерзость? Почему вообще наша революция диким образом съехала «на нет», почему она спряталась, почему она трусит? Почему совершился подлог с революцией? А он совершился, и это очевидно для всей России. Россия доверила революцию доблестным своим гражданам Родзянко, Гучко­ву, Милюкову, Керенскому и иным, которых она видела все двенадцать лет думской истории в борьбе с злоупотреблением старого режима, против кото­рого и подняла борьбу, борьбу за русскую историю и борьбу за русскую культуру? Почему же все это подменилось, кто же все это подменил? Пора сказать правду в глаза. Совершил этот подлог Вседержитель нашей револю­ции, Совет рабочих и солдатских депутатов. Это он вырвал революцию у Рос­сии, он обеднил Россию на революцию и обогатился ею сам, единолично и единосоставно. Он украл у России обещанное сокровище революции, все ее культурные возможности, всю ее историческую будущность. Он не имел пра­ва сеять между рабочими и солдатами недоверие к доблестнейшим русским гражданам, всею жизнью доказавшим любовь к России, не имел права ано­нимно заподозривать его, бросать низкие укоры, скрываясь за подлыми пере­именованными в «Зиновьевых» и «Стекловых» анонимами. Кто же смел от­нять у русских революцию? А она отнята! Россия, у тебя отнято сокровище теперешнего момента, этих 1905-го – 1917-го годов. Твоя история разрушена, а на место ее не дано ничего, кроме многообещаемой «синицы в небе», под именем «голову буржуям долой!». Народ обманывают, обещаний ему не исполнят. И исполнить нельзя, потому что без скобок и замалчиваний, без скобок и «обходцев» в обещаниях содержится дневной грабеж и дневной раз­бой, коего страна в 170 000 000 населения и с тысячелетнею историею никак не допустит, не захочет допустить, не сможет допустить. У нас есть Христос, у нас есть Бог, у нас есть семья. Духовенство напрасно так перетрусило и отре­кается даже от Христа, шмыгнув под ноги социализму и объявив, вместе со своим глуповатым обер-прокурором Владимиром Львовым, себя церко­вью не Христовою, а социалистическою. Позор, позор и позор! Никто в эти месяцы не ведет себя до того унизительно, поистине по-иудовски предав Хри­ста, как наше глупое и пошлое духовенство, к чему-то вообразившее, что оно еще поможет революции, если соберется в Москве, с крестными ходами, на пресловутый «Всероссийский Собор». Оно до того изолгалось, это духовенство, до того все предало и всех предает, до того надругалось над крестом и молитвой, что ему место хоть не уступить Иуде в покаянии, а не то́ чтобы что­-то «спасать» и кому-то «помогать». Спаси, раб, себя, а о господине не по­мышляй. Господин, т. е. революция, и сам управится со своим делом. Нахам­кис знает, что он делает, и не упустит «своего процента». Нахамкис умен. Умнее попов. Он пролезет не только в президенты, но, хорошо окрестившись и перекрестившись, сядет в Москве вселенским патриархом. Наше время теп­лое, и люди наши теплые.

Что́ же вы все, трусы, скажете мне, что я говорю неправду? Пусть скажет Временное правительство первого и единственно достойного состава — един­ственного того состава, которому Россия и доверила ведение, совершение и окончание Революции, доверила всю себя, т. е. Россию, до созыва Учреди­тельного собрания, — каким образом могло оно разойтись или трусливо разбежаться, воистину по-дезертирски? Трусы и трусы. Оно должно было умереть, а не разбегаться. Умирают же солдаты на поле брани? Отчего 12 че­ловекам не умереть для спасения России. Пусть бы умерло под штыками Совета рабочих и солдатских депутатов и под их избоем-убийством. Тогда Россия увидела бы, в чем дело, и рёв массы, рёв города Петрограда испепе­лил бы лгущий совет анонимов под председательством прекрасного Чхеидзе. Но каким образом Временное правительство, начавшее революцию и при­звавшее Россию, призвавшее одиннадцатимиллионную армию фронта по­мочь ей в деле политического и культурного преобразования России и в целях победного конца войны, каким образом оно смело уйти со своего места и заменить себя и свое образование, свое просвещение (которому Россия и доверяла) толпою рабочих и солдат, которая уже по уровню недо­статочного образования может только слушаться выкриков, лозунгов, и во­обще, есть митинг, тем худший и тем более обманный, что он искусно организован?! И вот понеслись выкрики: «Дави буржуев!», «Вы все буржуи!»,­ «Грабь банки!», «Разоряй фабрики!», «Керенский предался буржуям, по­тому что он воодушевляет войска». «Лови Керенского!». Россия доверила себя Временному правительству, но она не доверила себя митингу. А очути­лась вся Россия под властью рабочего и солдатского митинга, который насту­пил ей на горло. Главное в целях и задачах революции сейчас — выбросить из счетов Россию, не принимать во внимание ни ее историю, ни ее культуру, ни ее политику. Да и очень понятно: нет политической России, а есть социал-демократическая Россия. А у социал-демократического организма, очевид­но, задачи не те, какие у политического организма. Обман России заключает­ся именно в этом: что Временное правительство, испуганное за себя, т. е. испуганное лично и эгоистически, выпустило Россию из-под своей власти и из-под своего сохранения. Оно не спасло России, что должно было сделать хотя бы ценою жизни. Впрочем, до этого не дошло бы, на убой всего прави­тельства не решились бы самые-самые отважные рабочие и солдаты; а если бы нужно было отдать жизнь, они и должны были без смущения отдать ее, как честный капитан корабля жертвует жизнью в бурю, спасая пассажиров.

Каким же образом произошло, что этот первый состав Временного прави­тельства, испугавшись лично за себя и пролепетав жалко, что он «под арес­том» и сам сделать ничего не может, передал власть в руки безвестных ано­нимов? Это преступление. Кто взявшись за руль корабля в бурю и даже бурю эту родив из себя, потому что Временное же правительство начало революцию, тот губит и себя, и корабль с драгоценным историческим гру­зом, с миллионами пассажиров. Что же это за историческая Цусима. Россия сдвинута с исторического основания и никуда не попала. Она, в сущности, корабль — не только в бурю, но и в управлении — пиратов, не только не заин­тересованных в судьбе корабля, но и невежественных в корабельном деле. Потому что какие же это заправила царства «рабочие с трубочного завода» и «солдаты Измайловского полка»? Мы попали в руки некрещеных янычар и средневековой Жакерии. Кровь, убийство и грабеж грозит России. Но тогда, обнадежившие Россию граждане, как же и для чего вы начинали Революцию? «Мы не предвидели!» Хороши политики.

Если вы вообще из «непредвидящих» и «непредусматривающих», то не надо было брать руль корабля из рук старой власти, у которой «непредвиде­ния» было у самой достаточно. И вот теперь, через два еще месяца, вы вторич­но выпустили руль корабля и передали всю страну в единовластительные социалистические руки. Но социализм — только одна из русских партий. Не кото­рое-нибудь сословие, класс, а партия, т. е. умственный интерес и программа. Социализм есть книга и книжное явление, а не «бока России», не часть ее живого остова. Что же это такое и какое сравнение с дурным старым правительством? Гордостью русской истории, гордостью народною, гордостью, по Ключевскому, по Соловьеву, по Костомарову, было то, что никогда и ни разу русские цари не были сословными царями, не были «дворянскими царями» (выражение французского короля: «Я есть первый дворянин своего королевства»), не были «клерикальными государями», а только — общими, общенародными, общеорганическими, общецарственными. Корона есть, лица не видно; сердце бьется, но для всех. «Служба правится», как и в церкви, но она­ всем слышна, всем видна, но без преимуществ и «особого окошечка». В этом-то и содержались глубоконародные элементы и, так сказать, «гарантии» и «Защитные цвета» русской истории и русской монархии. И вдруг эта-то «га­рантия всенародности» из русской истории пропадает: «февральская респуб­лика вдруг в июне–июле месяце, не дождавшись всего двух месяцев до Учре­дительного собрания, т. е. до подачи всею Россиею голоса о желательном для нее государственном устройстве, — эта республика передает всю власть над страною партии с иноземным названием («социал-демократическая партия») и иностранного происхождения. Что такое? Как? Почему? Почему не «Русь», не «Новгород», а «социал-демократия»? Почему не «Киев», не «Москва», а что-то, что́ «нравится Нахамкису». «Нахамкису», а прежде нравилось еще «Марксу и Лассалю». Что́ за переодевание «всея Руси» в какую-то нерусскую одежду. То был «толуп», «одежа», по нашей зиме, по нашему лету; был легонький халатец, легонький кафтанец… Теперь вдруг на русских плечах совершенно незнакомое одеяние неведомого покроя, нового имени, и которая не впору попу, помещику, солдату, бабе, и только впору одному Нахамкесу и его предтече Марксу, да впору из всех русских только одному фабричному рабочему. Крестьянину даже неудобна, а только и исключительно рабочему завода и фабрики, который и народился-то у нас со времени изобретения па­рового станка Джемсом Уаттом, Георгом Стефенсоном и Фультоном. Слиш­ком специально и совершенно не по-русски. Где же тут частый лесочек? Где же березка? Где малинка? Где курочка и ее яички и где золотистая рожь? Да Русью от этого всего и не пахнет. Именно «иностранный покров», и… «Вре­менное» правительство, именно «Временное», «не надолго» и «промежу­точное», передает всю Русь в этот «иностранный покров»? Неужели кто-ни­будь решится сказать, что оно имело право это сделать? Неужели кто-нибудь решится сказать, что оно имело право это сделать? Неужели кто-нибудь ска­жет, что Временное правительство не узурпировало себе всю власть, права Учредительного собрания, до коего само же обещало ничего не предрешать. Между тем как именно по страстности и решительности социал-демократи­ческой партии отдать ей власть хотя бы на время именно означало передать власть «навсегда» и «над всею будущностью России». В то же время «социал­-демократическая структура общества» не имеет ничего общего с «историчес­ким строем России». Что́ же сделало правительство? Да оно отдало «на слом Россию». В то же время, поклявшись и трижды переклявшись, что оно «ничего не предрешает относительно России»? Тут мы имеем даже не обман, а какие­ то крючки обманов, цепляющиеся друг за друга зубцами и образующие коле­со обмана, движимое самым отвратительным паром, движимое вонючею ду­шою и безмозглою головою. «Кадеты ушли», видите ли, соблюдая свою «кадет­скую честь». А Россия — и не «честь одна» ее, а самая судьба, будущность? Ведь Россия передавала им судьбы свои, имея в виду их образование, их культуру, их умственные, теоретические, всяческие интересы и обширный кругозор? Ка­деты, начав революцию, повели Россию. Спасибо. Но затем они ее просто бросили. Какое же за это им «спасибо» сказать? Бросили кому? Уже в мартов­ских книжках журналов раздалось негодование на то, «что революциею заведу­ют и ведут ее какие-то «безответственные анонимы». Что́ такое? Почему мас­ки, почему не имя? Где маска, там замаскированность, там, значит, нет правды, там, значит, обман. В отношении кого же? Да «рабочих» и «солдат», которых вы учите, переделываете во что-то «свое» и раздаете им лозунги и программы. Вот эти «маски»:

«Мартов» на самом деле называется Цедербаум,

«Суханов» есть фамилия Гиммера,

Парвус есть псевдоним Гельфанда,

Каменев — русское переименование Розенфельда,

Стеклов — на самом деле есть Нахамкес,

Зиновьев — это Бернштейн,

Заборский — Трахмаль,

Троцкий — Горонтфельд.

Поразительно, что газеты, как «День», как «Речь», знают эти подлин­ные фамилии, но умалчивают о переименованиях, тогда как нисколько не стеснялись с «Мануиловым»–«Манасевичем» и «Баяном»–«Колышкою». Что-то в фамилиях замаскированных лиц уж очень однотонное, очень однородное. Будто люди, лица подбирались друг к другу и образовали связ­ную и, кажется, «теплую компанию». Этой теплой и исключительной ком­пании не интересна «Русская Правда», написанная Ярославом Мудрым, праздны и пусты для них гроба Александра Невского и Сергни Радонежско­го и что́ же им соборы Кремля? И русское имущество? И даже русская кровь? Обман! Обман! Обман!

Р. S. Статья была дописана, когда появились ужасные разоблачения Бур­цева. Боже, даже Максим Горький, и о странных связях с Парвусом «лучшей совести русской литературы», Владимира Короленко… Это уже история литературы, это войдет в страницы «Истории литературы». И как именно русская литература покраснеет перед всемирной… Куда спрятать лицо?

Но я ужасаюсь, каким образом после разоблачений Бурцева, которые ни разу не обнаруживались ошибочными, не будет сделана выемка переписки и документов у Совета рабочих и солдатских депутатов?

Обыватель

✍    Также в этот день

Собралась неожиданно гроза. Мы не успели дометать всего. Немного замочило. Две копны пришлось сметать наверх мокрова. И загородил стожье. Пришел домой не рано. Дома был град. Овсы повредило. В России дела обстоят не совсем хорошо. Появилась скверная партия большевиков, которая стремится все нарушить и ничего не признает. Даже у министра Церетели взяли отобрали автомобиль.

Несметная, невесть откуда налетевшая человечья саранча вычернила берега Фонтанки, облепила рыбный садок, баржи с дровами, пристаньки, гранитные сходни и даже лодки ладожских гончаров.

Мрачные своды одиночки в «Крестах» изолировали меня от окружающей обстановки и жизни. Дверь одиночки с маленьким волчком открывалась трижды в течение дня: утром, в обед и вечером, когда приходилось выносить «парашу» да когда подавали «купоросно-щелочные» щи с вонючей капустой и протухшими крохами мяса. Эта бурда скорее напоминала остатки помоев, чем что-либо похожее на пищу. В серо-мутной жидкости можно было найти все что угодно: человеческие волосы, куски тряпок, щепки и прочую прелесть. Керенскийпремьер-министр, загнавший своих политических врагов в казематы «Крестов», далек был от мысли кормить их хотя бы так же, как это было во времена царизма.

В Петрограде стихло пока, на Юго-Западном фронте неудачи продолжаются.

Приступаю к расформированию 1-го пулеметного полка. Посылаю за командиром и вручаю ему приказ о расформировании. Он, кажется, не особенно опечален. Требую, чтобы полк явился без оружия на Дворцовую площадь, а чтобы все пулеметы и ручное оружие было доставлено на двуколках и сложено во дворе Зимнего дворца. Оказывается, доблестные защитники революции за время беспорядков потеряли что-то около 30-ти пулеметов, со времени же большевистского поражения по ночам трепещут, ожидая ежечасно внезапного нападения с моей стороны, и выставляют ко всем воротам сильные караулы с пулеметами, а весьма многие разбежались. Объяснив, что мы начинаем новую жизнь, я, обходя фронт, с улыбкой придираюсь то к расстегнутой пуговице, то к плохо пригнанному поясу. У солдат физиономии веселые, настроение великолепное. Очевидно, главные зачинщики скрылись. Предвидя, что дело займет несколько часов, совершаю маленькую прогулку верхом по городу, во время которой замечаю удивительный случай: два солдата стали мне во фронт. Рагозин предлагает их арестовать, как контрреволюционеров.

Зашел к Терещенко, последний заверил меня, что правительство теперь является в полной мере господином положения и будет действовать независимо от Совета. Подведя меня к окну, он указал мне на разоруженных солдат пулеметного полка, собранных в сквере у Зимнего дворца, и сказал, что они вскоре будут посланы на работу на Мурманскую дорогу.

По возращении из служебной командировки я ознакомился с газетными сообщениями по поводу разгрома в мое отсутствие моей квартиры «полуботковцами». В интересах истины я считаю необходимым сообщить, что в репортерских заметках по этому поводу, появившихся в местной печати, многое преувеличено. Так, должен отметить, что хотя «полуботковцы» обыскали пустой детский гробик, ища в нем разобранный пулемет, но над трупиком никакого кощунства и глумления не было. Многие, входя в комнату, где лежал трупик, обнажали головы и немедленно уходили из помещения. Читать далее

Центральная рада настоящим удостоверяет, что, после того как казаки из Грушек сложат оружие и избавятся в своих рядах от преступных элементов, приказываем им немедленно отправляться на фронт. При этом, Центральная рада признает возможным, чтобы казаки пошли на фронт как полк имени П. Полуботка, однако, не имея права утвердить такой полк, Рада будет хлопотать об утверждении его перед Временным правительством. Читать далее

Рекомендуемые посты
Entre nous: если меня укокошат, я Вас прошу издать мою тетрадку...
Собралась неожиданно гроза. Мы не успели дометать всего...
Вчера над Москвой два раза пронесся ураган с ливнем. Ливень...
Занял пост председателя Временного правительства
О паршивый адвокатишка, такая сопля во главе государства...
Вот девушка с газельими глазами Выходит замуж...
Помнишь плащ голубой, Фонари и лужи? Как играли с тобой...
Часы показывали три часа утра. Полковник дал сигнал к атаке...
статья
Нет общеженских интересов
Республика есть только юность, всегда юность и ограничивается...
В тайниках глубоких Искусства лежат тайны событий...
Не без удовольствия принимаю из рук Керенского список 20-ти...
Вечером клеил фотографии из жизни «под арестом» в свой...
В вагоне было тесно, накурено. В углу рабочий играл...
Почти каждый день к Ленину приходил Сталин. В первый же день...
Третьего дня идиотизм столичной улицы начал разогреваться...

Эта нравственная чернь — в котелках, в панамах, в модных платьях и шляпках — чувствует себя теперь хозяином улицы.

Почувствовал вдруг страшную ненависть к сидевшей против меня девице. Она была в костюме сестры милосердия, с мельчайшими чертами лица не то чтобы некрасивыми, но какими-то отталкивающими своей щуплостью и «крошечностью». (Во мне всегда вызывают физическое омерзение маленькие руки, маленькие ноги.) Читать далее

Кровавая драма в чайной

В чайной лавке Невстратова, на М. Сухаревской площади, в доме №2, посетитель Федотов, находившийся в нетрезвом состоянии, стал буянить, ломать мебель, бить посуду. Жена Невстратова стала бранить Федотова, тогда тот бросился на нее и стал душить за горло. Муж Невстратовой выхватил револьвер и произвел в Федотова выстрел. Федотов упал, обливаясь кровью, на пол, тяжело раненый в живот. Пострадавшего отправили в больницу.

«Бум и Юла»
Премьера детской сказки Николая Шкляра в постановке Передвижного театра Павла Гайдебурова. В главных ролях Головинская и Назимова
Петроград
Ермоловский театр

Я остановил ВойтинскогоСоциал-демократ, экономист, социолог и спросил, как обстоит дело с митингами, театрами, кинематографом и прочими предохранительными мерами для гарнизона и сводного отряда. Организуются ли для них развлечения?

— Что-о? — изумленно и гневно раскрыл на меня глаза Войтинский. — Разве вы не знаете, что случилось? Вы не слыхали о фронте? Разве теперь до развлечений!

Со всеми галантерейными товарами за последнее время наблюдается большое оживление, вызванное тем обстоятельством, что в силу проведенного в жизнь законопроекта о запрещении ввоза в Россию предметов роскоши, товарная наличность в предметах, имеющих отношение к этому законопроекту, с каждым днем сокращается, и покупатель, предвидя в дальнейшем отсутствие таковых товаров на рынке, торопится скупить его остатки. Усиленный наезд покупателя вызван и другим обстоятельством, а именно: галантерейные товары обычно закупались провинцией в Нижегородскую ярмарку — в этом же году, насколько стало известным, московские галантерейные фирмы с товаром в ярмарку не выезжают, и, таким образом, весь спрос сосредоточился ныне на Москве. Читать далее

Наше чахлое третье сословие за десятки лет покровительственной государственной политики так и не смогло хотя бы отчасти стать конкурентоспособным с иностранной промышленностью. Что касается наших левых социалистов-большевиков, то это не социалисты, а карикатура на последних.

В этот день:

+20
В Петрограде
+21
В Москве